Деревянные стены храмов


Типы русских деревянных храмов — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 июня 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 июня 2019; проверки требует 1 правка. Церковь Ризоположения из села Бородава — древнейший на территории России сохранившийся деревянный памятник с точной датировкой.[2] Фотография мая 2009 года. Согласно последним исследованиям, главки у церкви Ризоположения отсутствовали.[1]

Древнеру́сские деревя́нные хра́мы создавали впечатление монументальности при сравнительно небольших размерах. Большая высота деревянных храмов рассчитана исключительно на восприятие снаружи ввиду того, что их интерьер имел сравнительно небольшую высоту, поскольку был ограничен сверху подвесным потолком («небом»).

Музей народного деревянного зодчества Витославлицы. Клетская церковь Троицы (1672—1676)

Клетский храм — один или несколько прямоугольных срубов-клетей, покрытых двускатными кровлями. Наиболее древние из них, к которым, в частности, относится церковь Ризоположения из села Бородава, имели безгвоздевую конструкцию скатов крыш и не имели главок. «Безглавые храмы» на Руси существовали вплоть до XVII века[1].

До XX века были наиболее распространёнными. Их архитектура имела много общего с жилыми строениями. Составлялись из нескольких прирубленных друг к другу клетей: алтаря, моленного зала, трапезной, приделов, притворов, папертей и колокольни. Число срубов по оси восток-запад могло быть большим. Тогда храмы назывались рублеными «стаей» (церковь в селе Скородум). Основные объёмы храмов рубились «в обло с остатком», алтари — «в лапу».

Ранее считалось, что самый древний сохранившийся деревянный памятник на территории России — церковь Воскрешения Лазаря, ныне находящаяся в Кижах, которая, возможно, была построена во второй половине XIV века, однако исчерпывающих доказательств её возраста нет, и современные специалисты датируют её XIV—XVI веками (официально датируется XV веком)[3]. Самый древний сохранившийся деревянный памятник на территории России с точной датировкой — церковь Ризоположения из села Бородава (1485), перенесённая в город Кириллов на территорию Кирилло-Белозерского монастыря[2]. Один из наиболее древних из сохранившихся храмов — церковь Святого Георгия в селе Юксовичи (деревня Родионово (Ленинградская область)), датированная 1493 годом[4]. Все три храма имеют клетский тип.

Примеры:

Варианты шатрового храма:

  • шатровый восьмерик с прирубами («восьмерик от земли»), создающий образ храма-башни,
  • восьмерик на крестообразном в плане основании,
  • восьмерик на четверике, когда прямоугольное в плане здание выше переходит в восьмиугольный сруб-восьмерик, перекрытый шатром,
  • шатёр венчает не восьмерик, а сруб, имеющий шесть, реже — десять сторон.

Примеры:

Многошатровый храм представляет собой сочетание столпов — восьмигранного и нескольких восьмериков на четверике.

Примеры:

  • Церковь Воскресения (1673, не сохранилась) в селе Селецкое Архангельской области[6].
  • Троицкая церковь в погосте Ненокса (1727) Архангельской области
  • Владимирская церковь (1757) в селе Подпорожье Архангельской области[6].

В XVII - XVIII веках силуэт церквей усложняется введением большего числа ярусов, прирубов к центральному объёму. Постановка церкви на подклет позволяет пристраивать крыльцо, лестницы, галереи[6].

Ярусный храм — нарастание уменьшающихся четвериков или восьмериков.

Примеры:

  • церковь Тихвинской иконы Божией Матери (1653) (она же Старо-Вознесенская церковь) в Торжке Тверской области,
  • церковь Рождества Иоанна Предтечи (1697) Ши́ркова погоста Тверской области, где высота здания, равная почти 45 метрам, подчёркнута сокращением четвериков и остротой клинчатых восьмискатных кровель[6],
  • церковь Покрова Пресвятой Богородицы (1731) из села Старые Ключищи Кстовского района, в 1970-х перевезена в Нижний Новгород, в музей деревянного зодчества на Щёлоковском хуторе,
  • церковь Ильи Пророка на Цыпинском погосте (1755) Вологодской области,
  • Петропавловская церковь (Ратонаволок) (1722). Архангельская область, Холмогорский район.
Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник Кижи

Последним этапом развития русского храмового деревянного зодчества стали многоглавые (более 5) храмы, в основе объёмного построения которых лежат ярусный принцип и восьмерик с четырьмя прирубами[6].

Примеры:

  • История русского искусства: в 3 т.: Т. 1: Искусство X — первой половины XIX века. 3-е изд., испр. и доп. — М.: Изобраз. искусство, 1991. — 508 с. ISBN 5-85200-124-4

ru.wikipedia.org

12 уникальных деревянных храмов • Arzamas

Александр Можаев рассказывает о деревянных храмах, которые еще можно застать в живых. Другие выпуски цикла об исчезающем архитектурном наследии читайте здесь

Деревянные храмы Русского Севера — явление совершенно самобытное, уникальное в масштабе мировой архитектуры. Огромные бревенчатые башни в сопровождении небольших, камерных церквей и колоколенок разбросаны по Архангельской, Вологодской, Карельской и Мурманской землям. Пожар в Кондопоге напомнил, что, встречаясь с этими удивитель­ными памятниками, мы никогда не можем быть уверены, что увидим их еще раз. Огромное количество деревянных храмов утрачено в ХХ веке, десятки из числа сохранившихся пребывают в аварийном состоянии. Государство не слишком заинтересовано в решении проблемы, но в последние годы огромные усилия к спасению памятников прилагают волонтеры общественных организаций.

1. Колокольня в Цивозере

1 / 4

Иван Билибин. Открытка «Цивозеро. Вологодская губерния, Сольвычегодский уезд». 1904 годАукционный дом «Антиквариум»

2 / 4

Колокольня церкви Флора и Лавра. Цивозеро, 1942 год© Соборы.Ру

3 / 4

Юрий Ушаков. Северная Двина. Село Цивозеро. 1961 год© Юрий Ушаков / Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи»

4 / 4

Колокольня церкви Флора и Лавра. Цивозеро, 2013 годWikimedia Commons

Деревянная колокольня в северодвинском селе Цивозеро — один из признан­ных символов Русского Севера. Эту традиционную постройку не назовешь шедевром (это не Кижи), зато она достаточно ранняя (1658), самобытная и гармоничная. Ее отличительная особенность — вызывающая нерегулярность: неровность углов, пляшущие выпуски хвостов бревен. Яркость этого образа усилило время: колокольня издавна имеет заметный наклон. Это значит, что десятилетиями дождь лил на внешнюю сторону косого сруба, поэтому поло­вина подлинного материала насквозь трухлява и колокольня держится чудом.

При этом большинство экспертов сходятся во мнении, что с реставрацией торопиться не стоит: обычные работы по замене ветхого материала приведут к утрате образа памятника и его знаменитой фактуры. Единственный вариант, который позволил бы сохранить подлинный материал: не дожидаясь обрушения, разобрать подлинник, сделать по его образцу точную копию для установки на прежнем месте, а для оригинала придумать вариант экспонирования в каком-нибудь специальном павильоне  Например, в 2018 году в Ловозерских тундрах Мурманской области реализован экспериментальный проект по консервации памятника на его исконном месте: в прозрачную поликарбонатную сферу заключена крохотная часовня XVII века.. 

2. Церковь Василия Блаженного в Чухчерьме

1 / 7

Церковь Василия Блаженного. Чухчерьма, 1910–1915 годыСоборы.Ру

2 / 7

Церковь Василия Блаженного. Чухчерьма, 1942 годСоборы.Ру

3 / 7

Церковь Илии Пророка. Чухчерьма, 1910 годСоборы.Ру

4 / 7

Церковь Василия Блаженного. Чухчерьма, 2010 годWikimedia Commons

5 / 7

Вид с юго-восточной стороны на церковь и Северную Двину. Чухчерьма, 2010 годWikimedia Commons

6 / 7

Колокольня церкви Василия Блаженного. Чухчерьма, 2010 годWikimedia Commons

7 / 7

Интерьер трапезной церкви Василия Блаженного. Чухчерьма, 2010 годWikimedia Commons

До 1930-х годов церковь Василия Блаженного в Чухчерьме Холмогорского района Архангельской области была частью тройника — комплекса из двух церквей (большой летней и меньшей зимней, имевшей печь) и отдельно стоящей колокольни. В больших северных приходах, объединявших по несколь­ко деревень, существовали десятки подобных ансамблей. На сегодняшний день их уцелело пять, считая знаменитые Кижи. Главным украшением Чухчерь­мы являлся девятиглавый Ильинский храм. Сегодня сохранились только шатровая колокольня 1783 года и церковь Василия Блаженного, построенная в 1824 году, но выглядящая очень архаично, — может быть, это реплика прежней церкви, стоявшей здесь с XVII века.

Церковь утратила граненую кровлю над алтарем и давно пребывает в тяжелом техническом состоянии. Но в последнее время основной угрозой стала Север­ная Двина, подмывающая берег. Исчезло обращенное к реке крыльцо, и теперь к обрыву сползает западный притвор. Необходима реставрация с переносом храма дальше от берега. Странно, что столь небольшой и важный федеральный памятник никак не может ее дождаться.

Пять историй с видео и музыкой о пяти уникальных, но забытых храмах

 

Музыка в затерянных храмах: путешествие Arzamas в Тверскую область

3. Храм в Ракулах

1 / 4

Общий вид Ракульского погоста. Церковь Воскресения Христова (слева) и колокольня. Начало XX векаСоборы.Ру

2 / 4

Игорь Грабарь. «По Северной Двине. Церкви села Ракулы в XVIII веке». 1905–1922 годыАукционный дом «Литфонд»

3 / 4

Колокольня на Ракульском погосте. Иллюстрация из журнала «Нива». 1884 годСоборы.Ру

4 / 4

Церковь Воскресения Христова в Ракулах. 2007 год© Иван Вдовин / Diomedia

Среди особо ценных памятников, годами пребывающих в стабильно тяжелом состоянии, — церковь в Ракулах Холмогорского района Архангельской области. Это древнее селение было основано новгородцами чуть ли не в XII веке, а цер­ковь стоит на берегу Северной Двины с 1766 года. Уникальная постройка с пятью чуть изогнутыми шатровыми верхами на мощном кубическом осно­вании — остаток еще одного тройника. Стоявшая рядом с храмом колокольня XVII века вошла в учебники архитектуры: ее рисовал реставратор Игорь Гра­барь и обмерял архитектор Петр Барановский. Колокольня также венчалась пятью шатрами, но представляла собой не обычный сруб, а архаическую конст­рукцию на каркасе из вертикальных столбов. Колокольня и зимняя церковь утрачены в ХХ веке, Воскресенская церковь реставрировалась в 1970-е, но теперь стоит под худой кровлей и с перекошенными стенами.

На противоположном берегу Двины, тоже в Ракуле, есть еще один забытый государством деревянный памятник — Никольская часовня 1728 года. В 2016-м местные жители проявили инициативу и обшили ее недопустимым в реставрации виниловым сайдингом, скандал чуть было не дошел до суда. Остается надеяться, что Воскресенский храм дождется профессиональных реставраторов прежде любой иной напасти.

4. Рождественская церковь под Каргополем

1 / 4

Церковь Рождества Христова в Большой Шалге. Фотография Ивана Билибина. 1900-е годыСоборы.Ру

2 / 4

Церковь Рождества Христова в Большой Шалге. Фотография из паспорта объекта культурного наследия. 1970–80-е годы© Русские церкви

3 / 4

Церковь Рождества Христова в Большой Шалге. Фотография из паспорта объекта культурного наследия. 1970–80-е годы© Соборы.Ру

4 / 4

Церковь Рождества Христова в Большой Шалге. 2008 год© Дмитрий Вадатурский / CC BY-SA 3.0

Рождественская церковь в Большой Шалге под Каргополем Архангельской области построена не позже 1745 года. Восьмигранная башня в основании шатра, или восьмерик, имеет легкое расширение кверху. Шатер изящно изогнут (примерно это древние греки называли мудрым словом «энтазис»). Церковь расположена всего в 10 километрах от города и в 15 метрах от ухожен­ной действующей кирпичной церкви. Рядом не так давно построена прекрасная деревянная усадьба священника с приходской школой. Но шатровый храм стоит без дверей и окон, замшелый и аварийный. В 1990-е начали реставрацию, но успели лишь разобрать большую трапезную с крыльцом и приделом. Его главка стоит на земле возле церкви, прочий материал успел потеряться, а храм по-прежнему окружен ветхими строительными лесами. Тем временем в распо­ло­женной неподалеку, но среди совершенно чистого поля Красной Ляге волон­теры привели в относительный порядок огромную церковь 1655 года, еще недавно казавшуюся столь же безнадежной.

5. Ильинская церковь в Задней Дуброве

1 / 4

Церкви Заднедубровского погоста: шатровая Ильинская и клинчатая Успенская. До 1917 годаКаргопольский музей / onegaonline.ru

2 / 4

Общий вид Ильинской церкви с юго-востока. Задняя Дуброва. 1970-е годы© Архангельский краеведческий музей

3 / 4

Ильинская церковь. Задняя Дуброва. 2015 год© Сообщество «Задняя Дуброва» в социальной сети «Вконтакте» / Fair use

4 / 4

Консервация разрушающегося сруба Ильинской церкви в деревне Задняя Дуброва. 2017 год© Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи»

Старейший на Онеге храм в Плесецком районе Архангельской области построен в 1622 году и принадлежит к наиболее архаичному типу деревянных шатровых храмов. Основанием шатра здесь является монолитная восьмигран­ная башня, восьмерик, тогда как более поздние шатровые церкви, как правило, стоят на четырехугольных основаниях. В Архангельской области существовали две такие церкви, датируемые 1600 годом, но в 1940-е Паниловская сгорела, а Выйскую опрокинули сознательные трактористы.

На дореволюционных фотографиях Дубровы мы видим тройник — комплекс из Ильинской церкви, более скромной Успенской и колокольни. Сейчас суще­ст­вует только руина главного храма, утратившего шатер и вообще рассыпаю­ще­гося на глазах: восьмерик просел, и из конструкции выбило несколько рядов бревен в нижней части сруба. В 2015 году группа энтузиастов выставила подпорки и соорудила временную кровлю. То же самое происходило с Николь­ским храмом 1670 года в селе Волосово под Каргополем: шатер давно рухнул, и церковь казалась обреченной, пока в 2017 году ей не занялись волонтеры фонда «Вереница». 

6. Тройник в Ратонаволоке

1 / 5

Церковь Петра и Павла. Ратонаволок. 1942 год© Соборы.Ру

2 / 5

Церковь Николая Чудотворца. Ратонаволок. До 1970 года© Соборы.Ру

3 / 5

Церковь Николая Чудотворца. Ратонаволок. 1975 год© Соборы.Ру

4 / 5

Храмовый комплекс. Ратонаволок. 2017 годWikimedia Commons

5 / 5

Церковь Петра и Павла. Ратонаволок. 2017 годWikimedia Commons

В Емецком районе Архангельской области существует не вполне традиционный тройник, в котором отдельная колокольня была заменена на каменный храм с колокольней. Таким образом, над речкой Ваймугой выстроились две деревян­ные церкви 1720-х годов — Петропавловская и Никольская — и еще одна Николь­ская, кирпичная, 1870-х.

В ХХ веке каменная церковь лишилась колокольни и пятиглавия. Петропавлов­ская, увенчанная необычной ярусной башней под шатром, более-менее уверенно стоит до сих пор, хотя и не действует. А вторая Никольская, ранее также бывшая шатровой, лежит в руинах. Верх ее обвалился давно, того гляди рухнет оставшаяся часть из восьмерика на четырехгранном основании. Может показаться, что здесь уже совсем ничего не поделать, однако опыт ряда рестав­раций, в частности церкви Цыпинского погоста с провалившимся верхом, показывает, что безнадежных памятников не бывает. 

7. Шатры на крещатых бочках в Едоме

1 / 5

Церковь Николая Чудотворца. Едома, середина XX векаАрхангельский краеведческий музей

2 / 5

Церковь Николая Чудотворца. Едома, 1986 год© Александр Фурсов / Соборы.Ру

3 / 5

Колокольня церкви Николая Чудотворца. Едома, 1986 год© Александр Фурсов / Соборы.Ру

4 / 5

Церковь Николая Чудотворца. Едома, 2013 год© Соборы.Ру / Евгений Шелковников

5 / 5

Колокольня церкви Николая Чудотворца. Едома, 2010-е годы© Виртуальный музей новомучеников и исповедников земли Архангельской

Некоторые северные регионы имели свои собственные архитектурные привычки и свои типы храмов. В окрестностях рек Пинеги и Мезени были распространены так называемые шатры на крещатых бочках — бочкой называют кровлю сложной формы, напоминающую перевернутый корпус корабля либо луковичную главу в разрезе. А «крещатая» означает кресто­образное сочетание бочек. Если в центре креста поставить шатер, а четыре главы поменьше расставить по его сторонам, получится типичный мезенский компромисс между привычным северным шатровым храмом и более канонич­ным пятиглавием. Из многих храмов этого типа целиком сохранилась лишь одна, недавно реставрированная церковь в селе Кимже. 

Никольская церковь в Едоме Пинежского района Архангельской области утратила самую яркую часть — те самые пять верхов на четырех бочках. В 1980-е годы ее сняли, чтобы перевезти памятник в заповедник «Малые Корелы» под Архангельском, однако на том дело и кон­чи­­лось (как говорят местные, «Господь не дал свезти нашу церковь»). Это можно исправить, пока целы храм 1698 года постройки и сильно покосившаяся колокольня, выстроенная спустя ровно сто лет. В прошлом году активисты движения «Общее дело» установили на церкви временную кровлю.

8. Бывший монастырь в Соезерской Пустыни

1 / 4

Церковь Святой Троицы с колокольней. Соезерская Пустынь, 2009 год© Владимир Щипин / Тойма.рф

2 / 4

Вид на Троицкую церковь от дороги. Соезерская Пустынь, 2009 год© Владимир Щипин / Тойма.рф

3 / 4

Церковь Святой Троицы. Соезерская Пустынь, 2009 год© Владимир Щипин / Тойма.рф

4 / 4

Колокольня церкви Святой Троицы. Соезерская Пустынь, 2009 год© Владимир Щипин / Тойма.рф

Название деревни Соезерская Пустынь (Верхнетоемский район Архангельской области) напоминает о монастыре, существовавшем на берегу лесного озера с XVII века до 1930-х годов. Когда-то сохранившаяся Троицкая церковь 1748 года постройки была монастырским храмом c трапезной. Рядом стоит шатровая колокольня XVIII века.

Основной объем здания довольно прост, но редок для Севера: это два яруса восьмериков на четырехгранном основании. Яркой чертой своеобразия являются изящные, почти крохотные бочковые завершения скатных кровель крыльца и апсиды (в деревянных храмах ее называют алтарным прирубом). Церковь пустует, утрачена глава, стены перекошены и грозят обрушением. В 2010 году сообщалось о том, что жители Соезерья начали сбор средств на реставрацию федерального памятника, но постоянное население деревни составляет всего 12 человек.

9. Преображенская церковь и колокольня в Нименьге

1 / 4

Церковь Спаса Преображения. Нименьга, 1985 год© Онежский историко-мемориальный музей

2 / 4

Церковь Спаса Преображения. Нименьга, 1992 год© Информационно-справочная система «Архитектура Российского Севера»

3 / 4

Церковь Спаса Преображения и колокольня. Нименьга, 2013 годWikimedia Commons

4 / 4

Колокольня церкви Спаса Преображения. Нименьга, 2013 годWikimedia Commons

В Нименьгу Онежского района Архангельской области можно доехать поездом, но гораздо интереснее плыть катером из города Онеги: сначала Белым морем, а потом извилистой речкой, всего около 50 км. В одной из излучин реки расположена живописная пара из Преображенской церкви 1878 года и более старой колокольни. В 2000-е годы под северной стеной колокольни сильно просел фундамент. Памятник диковинно изогнулся и мог рухнуть от порыва ветра.

В 2017 году в Нименьгу прибыли энтузиасты проекта «Общее дело». Бригада из двух москвичей и трех местных жителей отчасти «разогнула» колокольню за счет выемки трех бревен на южной стороне сруба. Работы проводились вручную, без техники и домкратов. Одновременно залатали дыры на кровле храма. В этом сезоне работы будут продолжены, но это лишь начало большого и сложного процесса.

10. Никольская церковь в Унежме

1 / 3

Церковь Николая Чудотворца. Вид с востока. Унежма, 1907 годСоборы.Ру

2 / 3

Церковь Николая Чудотворца. Вид на юго-восточный фасад. Унежма, 1970-е годы© Соборы.Ру

3 / 3

Церковь Николая Чудотворца. Унежма, 2009 год© Flickr / napugal / CC BY-NC-ND 2.0

Храм стоит на гранитных холмах, с трех сторон омываемых Белым морем. Так выглядит мыс Бранница, который находится в 60 км от Онеги. Церковь, увенчан­ная одной главой на кубоватой (то есть напоминающей граненую луковицу) кровле, была выстроена к 1824 году на месте более древней. Рядом стояла стройная шатровая колокольня XVIII века. Вокруг — поморское село на сотню дворов, со школой и почтовой станцией. В 1930-е село стало колхозом «Великое дело», церковь — клубом, колокольню уничтожили. Позже в церкви сделали коровник, а место полностью обезлюдело. Сейчас храм с проваливши­мися кровлями стоит в окружении нескольких пустых изб заброшенной и весьма труднодоступной и безлюдной деревни.

11. Ильинская церковь в Белозерске

1 / 5

Церковь Ильи Пророка. Фотография Сергея Прокудина-Горского. Белозерск, 1909 годLibrary of Congress

2 / 5

Две иконы в церкви Ильи Пророка. Фотография Сергея Прокудина-Горского. Белозерск, 1909 годLibrary of Congress

3 / 5

Икона в церкви Ильи Пророка. Фотография Сергея Прокудина-Горского. Белозерск, 1909 годПроект «Наследие Прокудина-Горского»

4 / 5

Церковь Ильи Пророка. Белозерск, 1978 год© Витольд Муратов

5 / 5

Церковь Ильи Пророка. Белозерск, 2008 годWikimedia Commons

Не сельский, а городской ярусный храм, 1690 года, с выразительным больше­головым силуэтом. Особую ценность представляет уникальная настенная роспись петровского времени. Сцена Распятия с предстоящими, пейзажем и домиками, написана на криво отесанных бревнах сруба. Сейчас эти бревна сложены на полу Спасо-Преображенского собора, стоящего в кольце валов бывшей Белозерской крепости. В далеком 2009 году Ильинскую церковь разобрали, чтобы реставрировать, через год начали собирать, используя для замены нижних венцов не подобающую сосну, а ель — менее качественную и более тонкую. Поднялся скандал, и рабочий процесс окончательно остано­вился. С 2012 года периодически приходят новости о том, что чиновники продолжают работать над корректировкой проектно-сметной документации. 

Эксперты винят во всем систему ежегодных тендеров, проводимых Минкуль­том. Подрядчик выбирается не на весь проект, а лишь на год, по итогам которого проходят новые конкурсы, акцентированные на рациональные сроки и стоимость работы, а не на ее добросовестность. Одной из жертв этой системы стала Варваринская церковь 1650-х годов из карельского Яндомозера, которую в 2016-м разобрали для перевозки в соседнее село по зимнику, но, не поспев к весне, бросили лежать вдоль дороги  В 2018 году оставшиеся бревна наконец прибыли в пункт назначения, начата сборка нижних венцов. По оптимистичным прогнозам, реставрация окончится в 2021 году при сохранности не более 40 % подлинного материала..

12. Деревянные храмы в Астраханской и Нижегородской областях

1 / 4

Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Деревня Ивановка Енотаевского района, 1985 год© Храмы Ахтубинской епархии

2 / 4

Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Деревня Ивановка Енотаевского района, 2012 год© Wikimapia

3 / 4

Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Деревня Ивановка Енотаевского района, 2012 год© Wikimapia

4 / 4

Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Деревня Ивановка Енотаевского района, 2018 год© Ахтубинская епархия

Наибольшее число русских деревянных храмов сохраняется на просторах Севера. Тем более, казалось бы, должны дорожить своими немногочисленными памятниками прочие регионы. Одна из старейших деревянных построек в Астраханской области расположена в Ивановке Енотаевского района. Ее датируют 1781–1786 годами, хотя в саму Ивановку она попала не так давно: в 1885 году была куплена у соседней станицы Сероглазки, в которую также попала из вторых рук. Церковь выстроена по подобию каменных восьмерико­вых ярусных храмов, широко распространенных в XVIII веке, и имеет образ простой, но стройный и выразительный. С 1930-х годов использовалась под склад, после долго стояла заброшенной. В 2018 году обрушилось завершение храма, сохранявшее остатки росписи свода. Практически одновременно обрушилась и Никольская церковь в селе Богомолово Городецкого района Нижегородской области, выстроенная в стиле деревянного классицизма, с трогательными расписными ромашками на своде. О консервации оставшихся частей памятников речи пока не идет.

другие редкие архитектурные памятники, которые вот-вот могут исчезнуть

 

8 исторических городов, исчезающих у нас на глазах

Почему нужно срочно спасать Вышний Волочек, Кимры, Вологду и другие городские поселения

 

7 древних палат

Старинные каменные дома Москвы, Новгорода и других городов

 

7 старинных мостов

Древние плотины в Царицыно, валунная дамба на Соловках и мост, под которым Лермонтов пугал прохожих

 

10 дореволюционных имений и дач

Где увидеть останки эклектики и модерна конца XIX — начала XX века

 

12 старинных усадеб, погибающих в российской провинции

Елизаветинский дворец под Дмитровом, роспись Брюллова в Ступино и Кваренги под Воронежем

 

8 уникальных русских храмов, которые еще можно успеть увидеть

Итальянский Ренессанс в Тверской области, калининградская готика и рококо под Липецком

 

Путеводитель по промышленной архитектуре

Куда ехать смотреть прекрасные, но ветхие заводы

Изображения: Церковь Спаса Преображения и колокольня. Нименьга, 2013 год
Wikimedia Commons

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

История, Антропология

10 вопросов о святом Патрике

Он существовал? Почему в день святого все пьют? При чем тут лепреконы?

arzamas.academy

Деревянные церкви Руси в Подмосковье

Деревянные постройки – пожалуй, самая эфемерная, уходящая натура. Они куда более хрупки и недолговечны, чем камень, но в них больше души, уюта, доброй простоты. Дерево хранит тепло приложенных к нему рук, шероховатые поверхности выглаживаются от касаний и вбирают в себя запах ладана. В Подмосковье можно прикоснуться к деревянным церквям, которым больше 150 лет. Где это сделать, расскажет Путеводитель.

Церкви в поселке Шувое и деревне Рыжево, Егорьевский округ

В XVIII-XIX веках Шувое было известно как центр старообрядческой культуры, прежде всего книгописания. Старообрядческая Троицкая церковь поселка Шувое возведена в начале ХХ века по проекту архитектора Н.Г. Мартьянова (по некоторым данным, переделана из старообрядческой моленной 1860-х годов). В 1920 году к храму пристроена крытая паперть. Церковь никогда не закрывалась, в 1990 году был проведен ее капитальный ремонт.

Церковь деревянная, с вертикальной тесовой обшивкой, в традиционном типе одноглавых старообрядческих храмов. Внешняя и внутренняя отделка предельно скупа. Восточную стену храма занимает иконостас в четыре яруса.

Деревянная Введенская церковь в деревне Рыжево – объект культурного наследия регионального значения. История этого храма начинается с 1872 года, с первой Московской политехнической выставки, на которой демонстрировали не только технические новинки, но и усадебный дом, сельскую школу, больницу и деревянную сельскую церковь в натуральную величину.

Церкви в Шувое и Рыжево
Осуществлял проект старший архитектор дворцового ведомства Николай Александрович Шохин. По его задумке, изящный храм в русском стиле можно было разбирать, перевозить на различные расстояния, а затем легко собирать.

Идея понравилась, и после выставки храм купили господа Голофтеев и Рахманин для своего подмосковного села Люблина. В 1927 году по решению Мосгубисполкома Петропавловский храм передали в село Рыжево Егорьевского уезда для возведения на месте сгоревшей там церкви. На новом месте церковь освятили идентично предшественнице, в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Сейчас храм закрыт. Службы в нем не проводятся.

Часовня в Таксине, Клинский округ

В 1894 году на средства жителей деревни Таксино была построена Ильинская часовня. Она очень простая – квадратный брусовый сруб, рубленый в лапу под шатровой кровлей, и открытая паперть с навесом на столбах. Стены с южной и северной сторон обшиты тесом. Скатный подшивной потолок устроен «небом». В 1970-годах под сруб был подведен кирпичный цоколь. Часовня, как и приходской храм, в XX веке не закрывалась.

Часовня в Таксине

Казанская церковь в Сушкове, Луховицы

Церковь Казанской иконы Пресвятой Богородицы была построена в бывшем селе Сушково (сейчас входит в состав города) здешним помещиком И.В. Свечиным в 1754 году. Это барочный, рубленый в лапу и обшитый досками (до второй половины XIX века обшивки не было) храм типа «восьмерик на четверике». Здание, стоящее на невысоком белокаменном цоколе, сохранило первоначальный вид: основной объем, небольшой Никольский придел, одноэтажную трапезную и восьмигранную, увенчанную шпилем колокольню на квадратном основании. По свидетельству искусствоведов, по композиции этот храм типичен для начала XVIII века, даже для конца XVII. Они же называют странным тот факт, что помещик Свечин построил храм не в камне, а в дереве (но на каменном фундаменте).

По легенде, в росписи храма в XIX веке принимали участие ученики школы Репина, не случайно одна из сюжетных росписей является точной копией репинской картины «Воскрешение дочери Иаира».
Казанская церковь в Сушкове

В истории храма имеются свои легенды. Одна из них гласит, что он изначально был построен в другом месте, на берегу речки Вобли (примерно в двух-трех километрах от нынешнего месторасположения). Но дочери (в другой интерпретации – жене) помещика во сне явилась Богородица и указала место, где должен быть «дом Ее». Храм разобрали и перенесли на нынешнее место. У легенды имеются исторические корни. На берегу Вобли действительно стоял деревянный храм, который к середине XVIII века пришел в ветхость и был в 1760 году упразднен и разобран.

Никольская церковь в Федоскине, Мытищи

Первое упоминание о храме во имя святителя Николая Чудотворца в селе Федоскино (Федосьино) относится к XVI веку. Построен он был вотчинниками Вельяминовыми. В начале XVII века Никольский храм запустел, обветшал и стоял без служения. В 1680 году на его месте возвели новую однопрестольную деревянную церковь на каменном фундаменте с колокольней. Во время пожара в 1875 году старая деревянная Никольская церковь сгорела. В этот же год начали строить новый храм на средства почетного гражданина купца П.А. Лукутина, владельца фабрики художественного промысла по изготовлению лаковых миниатюр в Федоскино, и жены статского советника М.Н. Мансуровой. В 1877 году деревянная, на каменном фундаменте, оштукатуренная изнутри, Никольская церковь была освящена.

В 1928 году советская власть отобрала здание храма у церкви, с 1936 до 1960 год в нем располагалось зернохранилище, а затем в течение 16 лет он был в полном разорении, устояли лишь стены на фундаменте. С 1976 по 1992 годы храм числился на балансе Федоскинской фабрики лаковой миниатюры и живописи. После реставрации в его помещении располагался выставочный зал картин и шкатулок. В настоящее время церковь Николы Чудотворца в селе Федоскино – памятник архитектуры и действующий храм, где совершаются богослужения.

Никольская церковь в Федоскине
В Никольском храме хранятся частицы мощей святителя Николая и святителя Филарета, два списка с прославленных чудотворных икон Матери Божией – «Всецарица» и «Геронтисса».

Вознесенская церковь, Богородский округ

Когда-то стояла в селе Воскресенском деревянная церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы, но она сгорела 22 октября 1705 года. В том же году было получено благословение на строительство нового храма, который простоял до середины XIX века и был предназначен к снесению после постройки в селе новой каменной церкви. Однако в 1846 году богородский мещанин Александр Федорович Шашенков взялся за ремонт храма. В 1865 году церковь переосвятили в Вознесенскую, и она стала кладбищенской. В 1858 году вокруг нее поставили каменную ограду. Такой она дошла до нашего времени.

Некогда храм был очень красивым. Рубленый в обло, он состоял из клети-четверика, трапезной с галереей, которая на западе заканчивалась красивым крыльцом с рундуком. С востока примыкал граненый алтарь.
Вознесенская церковь

Храм стоял на высоком подклете. В его интерьере имелось так называемое небо – живописное изображение Спасителя в квадрате свода. Лавки, киоты, клиросы были резными.

В советское время храм был закрыт и постепенно пришел в упадок. Доступа внутрь сейчас нет. Тем не менее, это уникальный памятник петровского деревянного зодчества, нуждающийся в восстановлении.

Церковь Сретения Господня, Пушкинский район

В 1874 году около железнодорожной станции Пушкино по благословению митрополита Московского Иннокентия была построена деревянная церковь Боголюбской иконы Божией Матери. Зимой в ней было холодно, и богомольцы попросили: «На достаточном расстоянии от существующей на этой же церковной земле построить новую небольшую теплую деревянную церковь в честь и славу Пресвятого и Животворящего Духа Божия». В 1875 году им на радость открылась теплая деревянная церковь во имя Святого Духа.

Церковь Сретения Господня
Сейчас она известна как церковь Сретения Господня в Новой Деревне. Храм был перевезен сюда в 1922 году, о чем свидетельствует памятная доска на фасаде. В 1981-м тут был освящен приставной престол во имя Святого Духа.

Церковь Сретения Господня в Песках, Шаховская

Деревня Пески, которая тогда называлось сельцом Высоцким, впервые упоминается в 1506 году в духовной грамоте волоцкого князя Федора Борисовича. В 1707 году тут построили церковь, и сельцо стало селом Высоким на Песках. 25 июня 1758 года деревянная церковь сгорела от грозы. Иконы вместе с иконостасом удалось спасти, а через год отстроили и церковь. Во второй раз она сгорела 29 марта 1857 года: дотла и опять во время грозы. Вместо нее в том же году построили небольшой храм во имя пророка Илии, небесного покровителя грома и молний.

А в 1858 году прихожане купили в соседнем селе Середа (Стратилацкое) на свои средства двухпрестольный деревянный храм во Имя Живоначальной Троицы, построенный в 1774-1776 годах, перевезли в Пески и пристроили к вновь выстроенной трапезной. Этот храм более не горел, он действует и сейчас.

Церковь Сретения Господня в Песках
Иконостас начала XX века и картины на библейские сюжеты, иконы XVII века из московской Троицкой единоверческой церкви, деревянная скульптура Нила Столбенского конца ХVIII-начала XIX веков – местные святыни.

Свято-Никольский храм в селе Малышево, Бронницы

Церковь в селе Малышево недалеко от станции Бронницы была построена в 1912 году. Метрическая книга свидетельствует: крещение впервые совершилось 8 июня, а венчание и отпевание – 15 июля. В кладовой ведомости 1916 года указано, что «церковь зданием деревянная, на колонном фундаменте, с колокольней при ней, также престол один во имя Святителя Николая, утварью достаточно». Позднее в храме еще было устроено два престола во имя Архангела Михаила и в честь святых бессребреников и чудотворцев Косьмы и Домиана.

Свято-Никольский храм в селе Малышево
В 1931 году настоятелем Никольской церкви стал Иоанн Алешковский. В 1938 году он был арестован, обвинен в контрреволюционной агитации и расстрелян на Бутовском полигоне. В 2000 году Иоанн Алешковский канонизирован как священномученик, сейчас в Малышевской церкви есть его икона.

С 1933 до середины 1940 года священников в Малышево не было, но церковь принимала прихожан. К 1980 году она оказалась в аварийном состоянии, и власти намеревались ее закрыть. Отцу Анатолию, тогдашнему настоятелю, удалось отремонтировать и спасти храм. Были заменены потрескавшаяся крыша и отопление, восстановлена стенная живопись.

Ныне при храме действует воскресная школа и библиотека, в хоре поют молодые прихожане, а на богослужениях можно увидеть и тех, кто ходит в этот храм уже не одно десятилетие, их внуков и даже правнуков.

Храм Великомученика и Победоносца Георгия, Ивантеевка

В первой половине XVI века в сельце Новоселки Бохова стана на берегу речки Песочни появился первый деревянный храм, посвященный страстотерпцу Георгию. В 1674 году братья Иван и Киприан Бирдюкины-Зайцевы построили на этом месте новую церковь, и сельцо стало селом Георгиевским. Тогдашний Георгиевский храм имел скромные размеры; колокольни у него не было — два колокола были подвешены на березе, а третий, небольшой, «без языка», лежал в церкви.

Храм Великомученика и Победоносца Георгия
В 1729 году имение в Новоселках перешло к вдове племянника Ф.П. Шереметева Ирине Федоровне, которая возвела тут новую церковь взамен обветшавшей. Деревянный купольный храм с одним престолом имел колокольню и был покрыт железом.

К концу XIX века храм княгини Шереметевой начал нуждаться в капитальном ремонте. Перестройка Георгиевской церкви стартовала в 1886-1887 годах на пожертвования богатого Щелковского купца. Именно этот храм в псевдорусском стиле дошел до нашего времени. До наших дней на его куполе сохранились кресты конца XVII века, а на окнах – фигурные решетки конца XVIII столетия.

Церковь в советское время не только была открыта, но и расширялась. За самовольное возведение пристройки с северной стороны в 1959 году протоиерей Василий Решетин пострадал от властей и лишился прихода. Батюшка ушел красиво. Узнав, что в Ивантеевку едет уполномоченный по делам церкви Трушин, он решил инсценировать народный бунт, подговорив девиц с клироса понарошку поколотить его, когда он пойдет разбирать пристройку. Неосведомленные прихожане подумали, что священника атаковали на самом деле, и случилась массовая драка. После народной смуты речь о ликвидации пристройки уже не заходила.

Часовня Илии Пророка в Бекетово, Ступино

Маленькая деревянная надкладезная часовня с четырехскатной крышей срублена в XIX веке. Невысокий кубический сруб с крыльцом. В Подмосковье она одна такая, это чрезвычайно редкий для области образец деревянной надкладезной часовни. В 2016 году она была отремонтирована с заменой отдельных бревен сруба. Статус – действующая.

Часовня Илии Пророка в Бекетово
Главные святыни Георгиевской церкви – чудотворный образ Черниговской иконы Божией Матери и икона с частичкой мощей Святого Георгия.

Церковь во имя святых апостолов Петра и Павла, Дзержинский

В Николо-Угрешском монастыре есть старинный деревянный храм 1860 года постройки, который находится на берегу пруда в стороне от монастырских зданий. Название храма в честь апостолов Петра и Павла связано с именем Петра Ивановича Куманина, который пожертвовал средства на его строительство. Когда в 1918 году монастырь отдали под трудовую коммуну, богослужения тут прекратились. В 1928 году закрыли Петропавловскую церковь, после войны там располагалось управление тепличным хозяйством НПО «Союз».

Церковь во имя святых апостолов Петра и Павла
Церковь, которой больше 150 лет, прошла последнюю реставрацию в 1990 году. В 1995 году патриарх Алексий заново освятил ее, и храм вернулся к жизни.

Храмовый комплекс Рудня-Никитское, Ликино-Дулево

На погосте находится две действующие старинные деревянные церкви – Рождества Христова и Рождества Богородицы на погосте Рудня-Никитское. По преданию, неотапливаемую церковь Рождества Божией Матери у Рудни в XV веке выстроил митрополит московский Фотий, он же оставил тут чудотворную икону Божией матери. Местные жители утверждают, что с той поры в церкви сохранились некоторые элементы, однако официально датой постройки считается 1782 год.

Храмовый комплекс Рудня-Никитское
Колокольня возведена в XIX веке, на куполе сохранилась роспись того периода. Раньше она стояла отдельно, потом сооружения объединили и обнесли притвором, чтобы можно было совершать крестные ходы в любое время года.

welcome.mosreg.ru

Основные типы русского деревянного храма

Основные типы русского деревянного храма
(на правах энциклопедии)

Эта работа выполнена в несколько непривычном для меня плане, здесь представлены в основном только цитаты.
Получилось своего рода «энциклопедическое» исследование, где подобраны выдержки из трудов русских и советских исследователей, историков и архитекторов. Трудов по истории Русского деревянного зодчества.

Дерево, издавна бывшее у славянских народов наиболее распространенным строительным материалом, широко применялось в русской архитектуре. Деревянные здания возводились быстрее, могли строиться летом и в холодное время года и были суше и теплее каменных. Однако вследствие недолговечности дерева как строительного материала и отсутствия сохранившихся памятников мы не можем достаточно точно восстановить облик исчезнувших деревянных зданий древнейших периодов русского зодчества.
Только начиная с XV – XVI вв., мы имеем возможность дополнить историю развития русской каменной архитектуры характеристикой современного ей деревянного зодчества. Эта характеристика в основных чертах соответствует и деревянной архитектуре более ранних периодов, так как в деревянных постройках XVI в. мы встречаемся с пережитками очень отдаленного времени.
Деревянная архитектура была самой распространенной на Руси: из дерева строились храмы, крепости, княжеские и боярские хоромы, дома горожан, крестьянские избы, хозяйственные постройки. В деревянной архитектуре вырабатывались приемы композиции зданий, отвечавшие быту и художественным вкусам русского народа, нередко затем переносившиеся и в каменную архитектуру.
  (История русской архитектуры: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, М., 1956)

Наши плотники, сооружая деревянные церкви, приспосабливали для них те конструктивные и художественные приемы, которые им были уже хорошо знакомы, а те немногие, которых не хватало в их запасе, им пришлось изобретать самим. Заимствовать было неоткуда потому, что в области плотничьего искусства русские, конечно, стояли впереди византийцев, строивших почти исключительно из камня и кирпича.
  (Красовский М. В. Курс истории русской архитектуры. Ч. 1: Деревянное зодчество. ПГ., 1916)

Главные типы великорусского деревянного храма:
1 - Клетские храмы,
2 - Шатровые храмы,
3 - "Кубоватые" храмы,
4 - Ярусные храмы,
5 - Многоглавые храмы.
  (Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)

Примеры основных типов русского деревянного храма

А теперь более подробно об этих пяти типах зданий, с рассказом о них и фотографиями.

1. Клетская церковь
Деревянный храм с прямоугольным срубом в основе композиции и простейшим вариантом покрытия.
    (Плужников В. И. Термины Российского архитектурного наследия. Словарь-глоссарий. М., 1995)

Храмы, рубленые "клетски", разбросаны по всей Великороссии, но чаще всего они встречаются в центральных губерниях, не обильных, подобно Северу, лесом. По своему плановому приему и сходству с избой, храмы эти невелики размером и не требуют больших денежных затрат на свое сооружение. Простейший и, вероятно, древнейший вид храма состоял из одной центральной большой клети с двумя меньшими прирубами с востока и запада, стоявшими прямо на земле, или, по-народному, "на пошве". Перекрытая кровлями на два ската, по подъему совершенно сходными с обычным подъемом кровель жилищ, и осененная крестом, эта постройка вполне удовлетворяла своему назначению со стороны чисто литургической, но слишком мало отличалась своей внешностью от обыкновенного жилья.
(Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)


Церковь воскрешения Лазаря, музей-заповедник Кижи. Фото: А.Липилин

Клетские церкви наиболее близки к жилым домам или даже амбарам – клеть с двускатной кровлей, главка с крестом и небольшая трапезная. Все предельно просто и незатейливо. И в этом их главное очарование. В плане это клеть размером 3х3 метра с двумя прирубами, алтарным с восточной стороны и трапезной с запада. Фундамент из небольших валунов. Сооружение очень напоминает простую избу.

2. Деревянный шатровый храм
Шатровый храм значительно отличается от клетских и своей высотой, и своим сильно подчеркнутым стремлением вверх. Изумительно, как красива, до чего проста и рациональна и как обдуманна эта глубоко национальная форма храма. Сохраняя традиционные три части - алтарь, главное помещение и трапезу, планы шатровых храмов имеют одно существенное отличие - главная часть храма образует восьмиугольник. Преимущество такой формы перед четырехгранником заключается, прежде всего, в возможности значительно увеличить вместимость храма при употреблении бревен даже гораздо меньшей длины, нежели те, которые нужны для четырехгранника.
Но самое важное преимущество шатровых церквей заключается в их центральном приеме, позволяющем придавать храму крестообразный вид, непринужденно окружать его приделами, трапезными, галереями, и придавать бочками и кокошниками всему этому необыкновенно живописный и грандиозный вид.
    (Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)

Несмотря на то, что высота шатровых храмов была обыкновенно очень велика, иногда прямо-таки колоссальна, их внутренняя высота была всегда очень незначительна. Делалось это с целью удержания в церкви тепла, так как при открытых изнутри шатрах теплый воздух поднимался бы к их вершинам, а нагреть всю массу было бы очень затруднительно.
    (Красовский М. В. Курс истории русской архитектуры. Ч. 1: Деревянное зодчество. ПГ., 1916)


Георгиевская церковь, музей Малые Карелы. Фото: А.Липилин.
Шатровые церкви очень эффектны. Уже из названия видно, что главной отличительной чертой в них является высокая башня с шатровым завершением. Шатровых церквей сохранилось много, и в них можно найти самые разнообразные приемы объемно-планировочного решения.

3. Деревянный кубоватый храм
Трудно сказать, что вызвало появление того особого покрытия четырехгранного храма, которому присвоено название "куба". "Кубоватые" храмы встречаются, главным образом, в Онежском крае и древнейшие из них не восходят дальше половины XVII века. Одной из причин, повлиявших на возникновение этой формы, было отчасти и известное запрещение строить шатровые храмы. Отказаться окончательно и навсегда от шатра, слишком заветного и дорогого для северянина, строители были не в силах, и с половины XVII века заметно лихорадочное искание новых форм, так или иначе напоминающих и заменяющих шатер. Уже и бочечно-шатровые формы были заметной уступкой упорному давлению, шедшему из Москвы, но все же шатер был до известной степени спасен ценою пятиглавия. И народ полюбил этот новый храмовый тип, так как и шатер был цел, и бочки давно уже были ему близки и дороги.
Установка на кубе пяти глав не представляет никаких затруднений и притом легко исполнима согласно установившемуся порядку, т.е. по углам храма. Удобство применения к кубу пятиглавия способствовало дальнейшему развитию этого приема.
(Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)

Куб - кубоватый, или кубастый, верх; четырехгранное покрытие четвериков, напоминающее по форме массивную луковичную главу
   (Ополовников А. В., Островский Г. С. Русь деревянная. Образы русского деревянного зодчества. М., 1981)


Петропавловская церковь в поморском селе ВирмаФото: Н.Телегин


Церковь Вознесения в музее Малые Карелы. Фото: А. Липилин

4. Деревянный ярусный храм
Название "четверик на четверике", присвоенное храмам, рубленным в несколько ярусов, совсем не означает, что ярусы все четырехугольны. В старинных актах тот же плотничий термин применяется и в тех случаях, когда на четверике стоит один или несколько восьмериков, или даже совсем нет четвериков, а одни лишь восьмерики. Под ним скрывается понятие о двух или нескольких клетях, поставленных одна на другую, причем каждая верхняя несколько меньше по ширине, нежели находящаяся под нею.
(Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)


Музей деревянного зодчества Костромская слобода
Церковь  Илии Пророка из села Верхний Берёзовец под Солигаличем, датированная рубежом XVII-XVIII вв. Фото: Кирилл Моисеев


Преображенская церковь, построенная в 1756 году и привезенная сюда из с. Козлятьево  Кольчугинского района Владимирской области.
Музей деревянного зодчества в Суздале. Фото: Владимир-Дар

5. Деревянный многоглавый храм
Уже пятиглавие являлось известным подходом к многоглавию.
На первый взгляд, в Кижском храме поражает необычайность, почти фантастичность этого многоглавия, дающего какую-то хаотическую группу глав и бочек, перемежающихся и чередующихся друг с другом. Затем останавливает затейливость прячущихся в бочках глав. Только ритмичность последних наталкивает на мысль, что здесь есть система и план и притом план исключительный и небывалый.
При кажущейся хаотичности – все ясно, здраво и логично. Зодчий, создавший это подлинно "дивное диво", может быть назван глубоким знатоком своего искусства и вместе сыном своего времени, не чуждавшимся и новых для него форм "четверика на четверике" .
Смело и бодро слиты в нем в одно непринужденное художественное целое и новшество современной ему эпохи, и богатое наследие созданных народом форм
(Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910)

Но самое удивительное - в другом. Сложность композиции многоглавых церквей лишь кажущаяся. На основе немногих плановых типов (прямоугольный сруб с прирубами, восьмерик с двумя или четырьмя прирубами и изредка крещатый сруб, усложняя и дополняя их приделами, галереями и трапезными, поднимая здания на высокие подклеты и видоизменяя формы покрытий, русские зодчие достигли исключительного разнообразия в объеме и силуэте деревянных церквей.
(Ополовников А. В. Русское деревянное зодчество. М., 1986)


Ансамбль в Кижах. Преображенская церковь (летняя) и Покровская церковь (зимняя). Фото: А. Липилин


Преображенская церковь в Кижах. Апофеоз русского деревянного зодчества, поражающий своим великолепием. Фото: А. Липилин
Двадцатидвухглавая Преображенская церковь в Кижах – самый известный и самый популярный памятник деревянного зодчества, ставший его символом. Это своего рода олицетворение всех красот древнерусского деревянного храма.
.............................................................................................................

Это своего рода «энциклопедическое» исследование, где подобраны выдержки из трудов русских и советских  архитекторов по истории русского деревянного зодчества.
Работа состоит из цитат, привлеченных из известнейших научных трудов наших исследователей. Начиная от И.Э.Грабаря и до нашего современника  А.В.Ополовникова. То есть от начала ХХ века и до его конца. Точнее – до конца советского периода нашей истории, когда фактически закончились планомерные и масштабные работы по исследованию и реставрации деревянной архитектуры. Конечно – работы продолжаются и в наши дни, но уже совсем в других, более скромных масштабах.
Типы храмов создавались на протяжении многих веков, от самых простых – клетского типа, до сложных многоглавых сооружений. И выработанные годами приемы плотницкого искусства создали неповторимые и уникальные здания.

Все фотографии привлечены только из статей, опубликованных в Журнале  «Архитектурный стиль».

Литература:
1. Горностаев Ф., Грабарь И. Э. Деревянное зодчество русского севера // Грабарь И. Э. История русского искусства. Т. 1, М., 1910
2. Красовский М. В. Курс истории русской архитектуры. Ч. 1: Деревянное зодчество. ПГ., 1916
3. История русской архитектуры: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, М., 1956
4. Ополовников А. В., Островский Г. С. Русь деревянная. Образы русского деревянного зодчества. М., 1981
5. Ополовников А. В. Русское деревянное зодчество. М., 1986

…………………………………………………………………………...........
P.S.  Статья подготовлена специально для Журнала «Архитектурный стиль».
Если в нашем журнале появятся новые фотографии по данной теме - просьба информировать об этом и присылать ссылки.  Дополнительные фотографии будут включены в это исследование.

architectstyle.livejournal.com

Деревянные храмы Руси (преимущественно): 2dar — LiveJournal

Нет, "не перекошены древние стены". В целом состояние деревяных храмов на северо-востоке Ленобласти сейчас хорошее. Помимо пейзажей в 7-м выезде "Открывая Ленобласть" много было и церквей, преимущественно деревянных. Среди них и самый древний храм построенный в 15 веке и оставшийся до сих пор на своём месте (не переместили его в музей), что вообще исключительно! А ещё они очень красивые и живописные.

Ансамбль Согинского погоста.

Но, чтобы дальше не отвлекаться сразу расскажу про две кирпичные религиозные постройки. Цельную и заброшку.
[Spoiler (click to open)]

Храм Собора Пресвятой Богородицы в деревне Рогожа у реки Сясь. Возвели ещё при Пушкине - в 1834-35 годах на деньги крупного бизнесмена (купца) из Петербурга взамен сгоревшей деревянной.
2

Каменный храм Казанской иконы Божией Матери в деревне Шустручей. Построил её в 1870 году один петербургский мелкий бизнесмен (мещанин), а сейчас пока не восстановили. В принципе ничего особого интересного и уникального с этими церквями не происходило.
3

Далее уже в полном соответствии с заголовком. В хронологическом порядке.

1493 год.
Церковь Георгия Победоносца в деревне Родионово. Вот это уже довольно древняя история (по нашим меркам). Церковь считается одой из трёх самых древних деревянных церквей России и единственная оставшаяся на своём историческом месте (две другие были перевезены в музеи: это церковь Воскрешения Лазаря Муромского в Кижи и самая древняя 1485 года постройки Церковь Ризоположения из села Бородава перемещённая в город Кириллов). Это церковь клетского типа. На церкви стоит дата 1493 год, но это отчасти лукавство.
4

От времён Ивана Грозного остался только внутренний перестроенный сруб, который в 1632 году обложили пристройками. Интересно, что полная реставрация храма произошла при Брежневе в 1970-х годах. Тогда, возможно после открытия музея в Кижах, наблюдался всплеск интереса к деревянному русскому зодчеству и многие постройки были отреставрированы в те года. Но, да внутри есть доски, брёвна, двери которым больше 500 лет!
5

1696 год.
Церковь Николая Чудотворца и Ильи Пророка в деревне Согиницы.
6

Церковь Николая Чудотворца. Видно, что это шатровый храм на восьмерике с колокольней.
7

А церковь Ильи Пророка клетского типа. Датируется постройка приблизительно 1850 годом. Вместе они образуют ансамбль Согинского погоста.
8

1695 год
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в деревне Гимрека. К ней примыкает трапезная, а вход в комплекс решен как двусходное крыльцо.
9

Считается типичным образцам распространенных в Обонежье шатровых храмов.
10

Вся церковь украшена деревянной резьбой.
11

1783 год.
Церковь Дмитрия Солунского Мироточивого в деревне Щелейки  Буквально этой весной завершили реставрацию! Прежняя проходила опять же в 70-х годах при Брежневе, тогда восстановили многие исторические элементы - те же лемихи.
12

13


Памятник в некотором роде уникальный - 5 глав с колокольней.
14

Церковь Воскресения Христова в деревне Курпово. То что видно на фото имеет отношение к периоду 1827-1831 году - это годы ремонта, когда сруб 1630 года постройки  перекрыли куполом в стиле классицизма. А в 1874-77 вообще произошёл случай вандализма 19 века. Сейчас периодически можно услышать, как исторические здания обшиваются сайдингом или навесными панелями. Вот тогда поступили точно так же - обшили сруб досками (был бы тогда сайдинг, точно бы обшили им). Тогда же пристроили и теплую трапезную с 8-угольной колокольней.
15


А постройка-то уникальна тем, что это единственный известный деревянный храм, имеющий в плане «десятерик». А ещё в послевоенное советское время это был единственный действующий храм в Лодейнопольском и Подпорожском районах.
16

Рекомендую к прочтению - Одна из старейших в мире деревянных церквей в Норвегии 1180 год.

Организаторы проекта "Открывая Ленобласть": газета Metro и Сообщество Питерских блогеров
При поддержке Администрации Ленинградской области и Дорожного радио
Генеральный партнер: Сбербанк
Инновационный партнер: Технопарк "Политехнический" и Motionpix
Телеком-партнер: компания МТС
Официальные партнеры: web-студия PetrogradWeb и Петровский автоцентр, компания Danone.
Информационные партнеры: социальная сеть Одноклассники, Ленинградская областная торгово-промышленная палата, Kudago, Карповка, Комитет по туризму в Ленинградской области, Bigpikcha.Ru, Наши походы.

2dar.livejournal.com

Цвет в архитектуре деревянных храмов XVII-XVIII веков Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

АРХИТЕКТУРА

DOI 10.22337/2077-9038-2018-4-35-42

Цвет в архитектуре деревянных храмов XVII-XVIII веков

А.Б.Бодэ, НИИТИАГ, Москва

Использование цвета в традиционном деревянном зодчестве представляет собой практически неизученный вопрос. Традиционные деревянные бревенчатые храмы представляются нам практически монохромными. Однако имеется немало свидетельств о том, что в архитектуре деревянных храмов XVII-XVIII веков использовались цветная покраска и росписи: это архитектурные фоны северорусских икон, миниатюры и аксонометрические планы, на которых деревянные храмы и иные сооружения изображены с крашеными кровлями, а иногда и с крашеными стенами или деталями. В статье систематизируются и анализируются данные о покраске деревянных построек. Выявляются определённые закономерности в использовании цвета и наиболее распространённые цветовые композиции. В качестве основных выводов можно отметить, что покраска тёсовых и лемеховых кровель деревянных храмов была достаточно распространена. Иногда она выполнялась в один цвет, иногда в два или даже в три цвета. На крышах многих изображённых зданий устойчиво повторяется сочетание красного внизу и зелёного (темно-зелёного) вверху. Хотя при этом многие традиционные деревянные постройки и не имели в своём архитектурном облике каких-либо цветовых решений. Данные старинных изображений сопоставляются с материалами натурных обследований памятников деревянного зодчества и фотографиями начала и середины ХХ века, когда покраска на старых зданиях ещё прочитывалась достаточно отчётливо. Совокупные сведения о покраске деревянных храмов XVI-XVIII веков и XIX - начала ХХ века позволяют сделать вывод о том, что цвет играл значительную роль в формировании архитектурного облика традиционных русских деревянных церквей.

Ключевые слова: деревянное зодчество, цвет в традиционной архитектуре, реконструкции первоначального облика.

Color in the Architecture of Wooden Temples of the XVII-

XVIII Centuries

A.B.Bode, NIITIAG, Moscow

The use of color in traditional wooden architecture is a practically unexplored issue. Traditional wooden log temples seem to us almost monochrome. However, there is alot of evidence that the wooden temples of the XVII-XVIII centuries used color painting in the architecture: these are the architectural backgrounds of the North Russian icons, miniatures and axonometric plans, on which wooden temples

and other structures are depicted with painted roofs and sometimes with painted walls or parts. The article systematizes and analyzes the data on the painting of wooden buildings. Certain patterns in the use of color and the most common color compositions are identified. As the main conclusion it can be noted that the painting of plank and plowshare roofs of wooden temples was quite common. Sometimes it was performed in one color, sometimes in two or even three colors. On the roofs of many depicted buildings the combination of red below and green (dark green) above is consistently repeated. Although at the same time many traditional wooden buildings did not have any color solutions in their architectural appearance. The data of ancient images is compared with the materials of field surveys of wooden architecture monuments and photographs of the beginning and middle of the XX century, when painting on old buildings was still quite clear. The cumulative information on the painting of wooden temples of the XVI-XVIII centuries and the XIX-early XX centuries allows us to conclude that color played a significant role in shaping the architectural appearance of traditional Russian wooden churches.

Keywords: wooden architecture, color in traditional architecture, reconstruction of the original appearance.

Традиционные деревянные бревенчатые храмы с необ-шитыми бревенчатыми стенами и серебристыми от времени кровлями монохромны. Именно такими они предстают нам в музеях под открытым небом и на своих исторических местах. Использование цвета в деревянной архитектуре устойчиво соотносится с периодом XIX - начала ХХ века, когда старые храмы массово ремонтировались, получая обшивку стен и металлические кровли, а новые постройки возводились соответственно сразу под обшивку. Дощатые обшивки практически всегда окрашивались, детали нередко приобретали многоцветную покраску. Об этом свидетельствуют многочисленные следы сильно осыпавшейся, но достаточно явно читающейся краски под карнизами, свесами крыш и в укрытых от атмосферного воздействия местах. Окрашивались и кровли, причём не только металлические, но и деревянные. Это мы определяем по едва сохранившимся частицам краски на кровельном тёсе и лемехе и по старым фотографиям.

Использование цвета в деревянной церковной архитектуре исследовано мало, поскольку при изучении деревянного зодчества обычно в первую очередь внимание обращалось

на объекты, построенные в XVП-XVШ веках. Архитектура поздних деревянных церквей и стилистические ремонты XIX - начала ХХ века до недавнего времени вообще практически не изучались. В реставрационной практике советского времени, нацеленной на воссоздание первоначального, во всяком случае, дообшивочного облика, к позднейшим наслоениям относились пренебрежительно, считая их не заслуживающими интереса и сохранения. Соответственно обшивка и позднейший декор со следами покраски при целостных реставрациях исчезали бесследно и даже не фиксировались. В последние десятилетия ХХ века и в начале нынешнего столетия подходы к реставрации несколько изменились. Наряду с целостными реставрациями стали реализовываться проекты с сохранением обшивок или фрагментарные решения. Появились научно-исследовательские работы по архитектуре деревянных церквей XIX века. Однако всё равно цветовые решения в композициях фасадов деревянных храмов пока не привлекли специального внимания.

Наряду с данными о покраске деревянных церквей XIX века имеется немало свидетельств о том, что в архитектуре более ранних традиционных деревянных храмов XVП-XVШ веков также использовались цветная покраска и росписи.

Значительный круг исторических источников составляют архитектурные фоны северорусских икон, миниатюры и аксонометрические планы. Изображённые на них деревянные здания имеют прорисовку серым или охристо-коричневым цветом. Подобные строения нередко соседствуют с каменными зданиями, стены которых выглядят гладкими побеленными. Среди изображённых построек мы видим самые разные типы зданий - церкви, часовни, жилые дома, монастырские кельи, оборонительные башни и стены. Конкретные известные нам объекты на разных иконах изображены немного по-разному. Бывает, что одна и та же церковь при сходных общих формах показана то с неокрашенной тёсовой кровлей, то с крашеной, причём в разные цвета. Некоторые изображения обобщённые и даже схематичные. В целом надо признать, что архитектурные фоны икон и старинные миниатюры при всей своей разнородности представляют собой значительный материал для исследований, отображающий традиционное деревянное строительство в самых разных местах Русского Севера.

Старинные изображения северорусских монастырей и погостов обстоятельно изучены М.И. Мильчиком, посвятившим этой теме многолетние исследования. Материалы были опубликованы в разных статьях и недавно сведены в одну книгу с цветными иллюстрациями [1]. Последнее особенно ценно тем, что, представляя столь значительный ряд репродукций, книга по сути открывает новый взгляд на использовании цветной покраски в традиционном деревянном зодчестве. Правда, М.И. Мильчик, детально анализируя изображения и сопоставляя их с реально существовавшими или существующими объектами, на цветовых решениях внимания не заостряет.

Самое важное то, что изображения на иконах являются единственными источником, который показывает северорус-

ские деревянные храмы в своём первоначальном облике. Все старинные церкви и часовни дошли до нас в перестроенном или ремонтном виде, со многими частями, безвозвратно утраченными, тогда как на иконах мы видим те кровли, галереи, крыльца, которые были на ранних строительных этапах.

Рассмотрим сначала монохромные изображения. Прорисовка коричневатым цветом бревенчатых стен, окон, крылец и иных деталей не оставляет сомнений, что перед нами срубные постройки с тёсовыми кровлями, не имеющие какой-либо покраски.

К подобным объектам относится Александро-Ошевенский монастырь, изображённый на многочисленных иконах XVII-XIX веков [2, с. 333-346]. На большинстве икон деревянный монастырский комплекс, состоящий из двух шатровых храмов, колокольни, келий, подсобных построек и ограды, изображён монохромным (рис. 1). Есть варианты изображений этого монастыря с ограниченным использованием цвета, но мы остановимся на этом отдельно.

Таков же Артемиев-Веркольский монастырь, включающий два храма и сопутствующие здания [3, с. 487-496]. Изображения этого монастыря, известные нам по иконам XVП-XVШ веков, отличаются тем, что на всех иконах они монохромны и при этом имеют достаточно подробную прорисовку деталей. Исключение составляют только главки, иногда окрашивавшиеся в тёмный цвет, приближенный к чёрному [1, с. 247, 250].

Можно упомянуть и план города Олонца XVII века, на котором все деревянные строения показаны монохромно [1, с. 342, 343]. При этом однако подкрашены цветом трава и река,

Рис. 1. Александро-Ошевенский монастырь на иконе XVII века

что наводит на мысль, что деревянные здания действительно были неокрашенными.

Каргопольская крепость, судя по изображению на иконе Бориса и Глеба начала XVIII века1, представляла собой полностью деревянное сооружение, внутри которого располагались деревянные строения и одна каменная церковь (рис. 2). История и архитектура каргопольской крепости достаточно хорошо изучена, и достоверность изображённых на иконе построек подтверждается сопоставлениями с данными исторических источников и планировочной ситуацией, сохранившейся в натуре [4, с. 60-76]. В изображении присутствуют отдельные цветные элементы, которые мы рассмотрим чуть позже, но в целом облик города составляют деревянные некрашеные здания и сооружения.

Можно привести ещё примеры изображений деревянных монохромных построек, присутствующих в большом числе в Атласе Архангельской губернии 1797 года [5, с. 768-769]. Это панорамы Соловецкого монастыря, Николо-Карельского монастыря и упомянутого выше Артемиев-Веркольского монастыря, на которых деревянные постройки чётко отличаются от каменных и имеют прорисовку коричневым цветом без какой-либо цветной покраски [1, с. 34, 35, 249]. Достаточно реалистично изображены деревянные стены и башни Тихвинского Успенского монастыря на миниатюре из рукописи «Сказание об иконе Тихвинской Богоматери» конца XVII века [1, с. 148]. Бревенчатые стены окрашены охрой, а тёсовые кровли - серым. На некоторых изображениях Тихвинского монастыря второго извода деревянные сооружения также показаны неокрашенными [5, с. 173, 174].

1 Икона «Борис и Глеб с изобращением горящего Каргополя». Начало XVIII века. Каргопольский историко-архитектурный и художественный музей. Инв. № КП 8653.

Рис. 2. Икона свв. Бориса и Глеба с изображением Каргопольской крепости. Начало XVIII века

Далее обратим внимание на значительное число изображений, где бревенчатые стены зданий сочетаются с кровлями, окрашенными в один цвет.

Таково изображение на аксонометрическом плане 1695 года Николо-Разважского монастыря под Новгородом, где стены, башни и внутримонастырские здания показаны деревянными бревенчатыми, а кровли окрашены зелёным цветом [6]. На иконописных изображениях конца XVII - начала XVIII века Антониев-Дымского монастыря кровли всех деревянных зданий, включая церковь, колокольню, кельи и ограду, окрашены тёмно-синим или тёмно-зелёным почти черным цветом [1, с. 268-269; 7, с. 141-154]. Среди многочисленных иконописных изображений комплекса Александро-Ошевен-ского монастыря мы также находим примеры покраски шатров двух церквей, колокольни и окружающих строений красным или зелёным цветом [1, с. 233].

Есть несколько примеров изображений комплексов каменных и деревянных построек с единообразно окрашенными кровлями. Это виды Соловецкого монастыря на лицевых рукописях рубежа XVI-XVII веков и на многих иконах начала XVII-XVIII веков, на которых все кровли, включая деревянные кровли стен и башен, окрашены красным цветом [1, с. 41, 43, 61, 63, 67]. Такие же изображения, где все деревянные и каменные здания покрыты одинаковыми, но уже зелёными или красными крышами, имеются и в иконографии Тихвинского монастыря XVIII века [1, с. 149, 150, 172].

Также мы имеем значительный ряд изображений, где кровли окрашены в два цвета. Рассмотрим, какие это были цвета и как они сочетались друг с другом.

На одной из икон Александра Ошевенского последней четверти XVII века шатры церквей покрашены красным цветом, а венчающие их главы - зелёным [1, с. 222]. Такое же сочетание красного шатра на крещатой бочке с тёмно-зелёными главами мы находим на иконе праведного Прокопия Устьянского середины XVIII века [1, с. 261]. Хотя на других иконах праведного Прокопия эта же церковь изображена с полностью красными или тёмно-зелёными кровлями [1, с. 260, 261].

Богатый для подобного рассмотрения материал дают изображения Тихвинского монастыря. На одной из миниатюр из рукописи «Сказание об иконе Тихвинской Богоматери» конца XVII века шатры башен изображены разноцветными, причём в нескольких разных вариантах [1, с. 150]. Разными цветами покрашены полицы, нижняя и верхняя половины шатра. Для покраски использованы охра, красная, коричневая и зелёная и краски. Сочетание цветов на разных башнях самое разное, и никакие закономерности здесь не просматриваются. На изображениях Тихвинского монастыря второго извода XVIII - начала XIX века наблюдается сочетание красного и зелёного цветов [1, с. 172-175]. На одной из миниатюр красные полицы сочетаются с зелёным шатром, как мы отмечали ранее. Но на других изображениях то красные полицы сочетаются с охрой шатра, то зелёные полицы с красным верхом, то полностью окрашенные охрой шатры с полицами сочетаются с зелёной вышкой.

Обратим внимание и на иконописные изображения Ни-ловой пустыни на иконах преп. Нила Столбенского третьей четверти XVII века [1, с. 291-293]. Перед нами две ярусные церкви и колокольня. Крыши нижних ярусов окрашены тёмно-синей или тёмно-зелёной (почти чёрной) красками. Крыши верхних ярусов - красные.

Сочетание красного и зелёного цветов в покраске кровель мы встречаем ещё на одном неожиданном для нас объекте -на русской часовне 1820-х годов в Форт-Россе в Калифорнии. Цветное изображение этой часовни имеется на акварели И.Г. Вознесенского 1841 года, хранящейся в фондах Института археологии и этнографии РАН) Над простой вальмовой красной крышей часовни возвышаются два барабана с зелёными куполами. Эта постройка достаточно поздняя и очень простая по архитектуре, но и она отчётливо отображает цветовую композицию, наблюдаемую нами на самых разных объектах.

Аналогичное расположение красной покраски внизу и зелёной (тёмно-зелёной или тёмно-синей) наверху мы встречаем и на старинных изображениях каменных храмов. На нескольких иконах Богоматери Молебной с предстоящими преп. Зосимой и Савватием середины XVI века изображён каменный монастырский храм с ярусами кокошников. Нижние кокошники окрашены красным, верхние кокошники и главы - зелёным [1, с. 38]. Также на одной из икон преп. Зосимы и Савватия конца XVII века шатёр показан красным, а главы - серо-синие [1, с. 69]. Другая икона преп. Зосимы и Савватия с 22-мя клеймами со сценами их жития последней четверти XVI века представляет собор очень схематично - с шатровым верхом, не соответствующим реальности. Крыша алтаря окрашена красным, шатёр - чёрным, а стоящие рядом кельи имеют тёсовую чёрную кровлю [1, с. 40]. В Атласе Архангельской губернии 1797 года Преображенский соловецкий собор показан с кровлями, уже изменёнными позднейшими перестройками [5, с. 768-769]. И здесь мы также видим, что четырёхскатная кровля собора окрашена красным, главы - зелёным.

Еще обратим внимание на немногочисленные примеры изображений кровель, окрашенных полосами. На одной из икон преп. Зосимы и Савватия с видом Соловецкого монастыря все монастырские постройки показаны с крышами, окрашенными крупными полосами красного и тёмно-зелёного (или чёрного) цвета [1, с. 66]. Скорее всего крыши монастырских зданий такими никогда не были, поскольку на всех остальных изображениях монастыря кровли показаны иными, окрашенными в разные цвета. Видимо, это фантазия художника, возникшая однако не на пустом месте. Такая покраска была, о чём свидетельствует упоминаемое нами выше изображение Каргопольской крепости на иконе Бориса и Глеба. На нём покрытие боевого хода и полицы нескольких башен показаны окрашенными такими же крупными полосами чёрного и белого цвета.

Некоторые старинные изображения наводят на мысль о том, что могли быть окрашенными не только кровли, но и стены. На иконах преп. Нила Столбенского одна церковь нарисована бревенчатой с характерной прорисовкой и окрашена корич-

невым цветом. На углах срубов второй трёхъярусной церкви и колокольни мы видим вертикально прибитые доски, а стены их окрашены той же красной краской, что и кровли [1 с. 291-293]. Похоже, что эти два строения изображены с обшивкой, которая окрашена. Нечто подобное мы видим на одном из изображений Ошевенского монастыря. Одна церковь окрашена коричневым цветом, другая церковь и колокольня окрашены красным [1, с. 233]. Правда, здесь нет различия в прорисовке, которое указало бы на открытый сруб или наличие обшивки. Чем объяснить это различие в изображении? Возможно, это попытка изобразить обшитое здание, но не исключено - просто художественная манера автора. Других изображений, где можно было бы увидеть старинное здание в обшивке и определить её цвет, мы не находим.

Также нельзя не упомянуть о крайне малочисленных известных примерах раскраски бревенчатых стен. Их всего два. Это Покровская церковь 1695 года Шадринского погоста и Ильинская церковь 1756 года в деревне Возгрецовская (село Ростовское) близ Вельска [8, с. 20-28]. На этих церквях наружная раскраска стен геометрическим орнаментом в виде руста известны по рисункам В.В. Суслова конца XIX века. Рас-

Рис. 3. Вознесенская церковь 1669 года в селе Кушерецком. Акварель В. Плотникова начала ХХ века

краска, по-видимому, была выполнена по гладко отёсанным бревнам, хотя не исключено, что и по обшивке. Она создавала очень непривычный для деревянного здания облик, явно перекликающийся с особенностями каменного зодчества конца XVII века. Подобную раскраску стен имели надвратная церковь Иоанна Предтечи (1693-1699) в Троице-Сергиевой лавре [9, с. 120-122], Лопухинская башня Ново-Девичьего монастыря в Москве [10, с. 160-170] и другие постройки.

Итак, по результатам рассмотрения приведённых примеров можно сделать некоторые заключения относительно использования цвета в архитектуре деревянных храмов XVII-XVIII веков:

1) многие традиционные деревянные постройки не имели в своём архитектурном облике каких-либо цветовых решений. Колорит здания определяли необшитые бревенчатые стены и неокрашенные тёсовые кровли;

2) вместе с тем покраска тёсовых и лемеховых кровель была достаточно распространена. Иногда она выполнялась в один цвет, иногда в два или даже в три цвета;

Рис. 4. Храмовый комплекс в Почозерском погосте (XVIIIвек). Рис. И. Билибина

3) для покраски кровель использовались красная, зелёная и чёрная краски. Возможно, это была не чёрная краска, а приближенная к ней тёмно-зелёная или тёмно-синяя;

4) на крышах многих изображённых зданий устойчиво повторяется сочетание красного внизу и зелёного (тёмно-зелёного) вверху, например, красные полицы и зелёный шатёр, красная крыша и зелёные главы.

Однако эти выводы, как мы прекрасно понимаем, основаны на материале, который нельзя считать полностью достоверным. Ответ на вопрос: насколько вообще достоверна покраска зданий на архитектурных фонах икон и старинных миниатюрах, - наверное, может быть такой: насколько правдоподобны изображения архитектурных форм, настолько и их покраска. Правдоподобность форм изображаемых объектов, как мы видим, различна. Например, постройки Соловецкого монастыря на одних иконах или миниатюрах изображены вполне реалистично, на других - условно или их изображение даже вымышлено. То есть и покраску зданий на старинных изображениях можно признать правдоподобной, но не всегда.

Действительно, одни и те же объекты предстают перед нами окрашенными совершенно по-разному. Художник, будучи не всегда воочию знаком с изображаемым объектом, допускал отступление от образца и различное цветовое решение, по-видимому, основываясь на том, что он наблюдал на других зданиях. Исходя из этого надо полагать, что цветовая палитра старинных изображений не столько отражала реальную покраску того или иного объекта, но в значительно большей мере показывала приёмы покраски зданий, существовавшие в то время.

Для того, чтобы разобраться в правдоподобности покраски на старинных изображениях, обратимся к иным источникам. Это старые фотографии и рисунки, а также материалы натурных обследований объектов. Правда, они представляют уже совсем другой пласт в развитии деревянного зодчества, относящийся к периоду поновлений старинных храмов и нового строительства по образцовым проектам. Мы обращаемся к объектам этого периода в поисках аналогий с покраской более раннего времени, предполагая некую преемственность, несмотря на значительные изменения в архитектурном облике построек. Особенный интерес представляют обновлённые старинные храмы, в общем сохранившие свою первоначальную архитектуру и в силу этого, возможно, характер покраски.

Для нас бесценны цветные фотографии С.М. Прокудина-Горского. Кроме того, деревянные храмы с ещё сохранившейся покраской можно увидеть на многих цветных фотографиях середины или второй половины ХХ века. Покраску стен и крыш мы видим и на чёрно-белых фотографиях, но далеко не всегда можем распознать цвет.

Многие церкви в конце XIX - начале ХХ века имели одинаковую, можно сказать, типовую покраску, включающую белые стены и зелёные кровли. Зелёная ярь-медянка действительно была наиболее распространённой краской для крыш. Таковы храмовые комплексы в селе Турчасово, Климентовская и Власьевская церкви в селе Тулгас, Ильинская церковь в селе

Чухчерьма и другие. Церкви села Шуерецкое, запечатлённые на фотографии С.М. Прокудина-Горского (1909), тоже имеют зелёные крыши, но на одной из церквей - шатровой Никольской конца XVI века, перестраивавшейся в XVIII-XIX веках, мы видим красную крышу трапезной и прирубов основного храмового столпа. Зелёную покраску шатра и красную - полиц имела Преображенская церковь 1696 года в селе Пидьма, зафиксированная также на фотографии С.М. Прокудина-Горского. На акварели В. Плотникова начала ХХ века изображена Вознесенская церковь 1669 года в селе Кушерецком (рис. 3). Эта церковь имела кубова-тое завершение, нижняя часть которого была окрашена красным, а верхняя вместе с главами - зелёным. Церкви Почозерского погоста, запечатлённые на рисунке И. Билибина, отличаются красной окраской всех крыш, в том числе бочек и шатров, и зелёной окраской глав (рис. 4). Такие же красные кровли мы замечаем на разных любительских фотографиях второй половины ХХ века церквей Ильинской в селе Вазенцы, Успенской в селе Варзуга, Входоиерусалимской в селе Верховье. Правда, на этих объектах не зафиксирована покраска глав. Но на фотографии

Никольской близ деревни Едома мы вновь видим красную покраску бочек и шатра и зелёную - глав, что воспроизведено на графической реконструкции (рис. 5).

Судя по фотографиям и рисункам ХХ века, церковные крыши предпочитали красить зелёным цветом, но вместе с тем обнаруживается немало примеров сочетания красной покраски внизу и зелёной наверху, иногда со значительным преобладанием красного, когда зелёными остаются только главы. Эти цветовые композиции в целом довольно чётко соответствуют рассмотренной ранее покраске крыш по изображениям XVII-XVIII веков.

И, наконец, обратимся к материалам натурных обследований сохранившихся объектов. Краска обычно сохраняется на северных стенах, не подверженных воздействию солнечного света, тогда как на южных стенах она исчезает бесследно. Следы покраски стен обычно остаются под карнизами. На кровлях обнаружить следы покраски труднее. Они сохраняются на вогнутых поверхностях кубов или бочек, а на прямых скатных кровлях стираются практически

Рис. 5. Никольская церковь (1700) близ деревни Едома. Реконструкция цветового решения XIX века. Рисунок автора

Реконструкций цпетоиого решения Покраска 1905 г.

Рис. 7. Благовещенская церковь (1719) в деревне Пустынька Реконструкция цветового решения начала XX века. Рисунок автора

Рис. 6. Благовещенская церковь (1719) в деревне Пустынька. Следы покраски кровли зелёным цветом. Полицы были окрашены красным. Фотография В.И. Казакова

Рис. 8. Церковь Алексия Человека Божьего (1721) в урочище Куртяево. Покраска кубоватого завершения. Фото автора

полностью, но иногда остаются в щелях и в виде подтёков на нижних слоях тёса.

Зелёная покраска бочек зафиксирована на Сретено-Ми-хайловской церкви (1655) в Красной Ляге и церкви Рождества Христова (1745) в Большой Шалге. Покраска хорошо прочитывается на Благовещенской церкви (1719) в деревне Пустынька, отличающейся тем, что её основной сруб и алтарь завершаются бочками. Стены были побелены, полицы бочек были окрашены красным, а сами бочки - зелёным (рис. 6). На основе материалов натурного обследования мы имеем графическую реконструкцию цветового решения Благовещенской церкви (рис. 7). Покраска сохранилась на алтарной бочке Ильинской церкви (1798) на Водлозере. Эта бочка покрыта горизонтально уложенным тесом внахлёст. Нижние несколько досок покрашены красной краской, верхние - зелёной. Кубоватое завершение церкви Алексия Человека Божьего (1721) в урочище Куртяево также в нижней части окрашено красным, а в верхней - зелёным (рис. 8). На главах, сохранивших покрытие лемехом, мы находим

следы покраски зелёным цветом. Это было замечено на Владимирской церкви в Подпорожье, Сретенской церкви в Заостровье, Петропавловской в Вирме и других. Покраски глав каким-либо иным цветом не обнаружено.

Результаты натурных обследований следов покраски деревянных церквей в совокупности с фотографиями ХХ века предоставляют достаточно достоверную информацию об использовании цвета в архитектуре деревянных храмов конца XIX - начала ХХ века. Цветовые композиции, использовавшиеся в это время, отчётливо повторяют покраску крыш деревянных храмов XVII-XVIII веков по изображениям на иконах и старинных миниатюрах и тем самым подтверждают их правдоподобность.

Таким образом, использование цвета в архитектуре деревянных храмов представляет собой традицию, бытовавшую в XVII-XVIII веках и не угасавшую в XIX - начале ХХ века. Продолжение изучения намеченной темы видится в более обширном обследовании сохранившихся памятников деревянного зодчества, поисках фотоматериалов и исторических графических источников, дающих сведения о покраске деревянных храмов.

Литература

1. Мильчик,М.И. Древнерусская иконография монастырей, храмов и городов XVI-XVIII веков: Статьи 1973-2017 / М.И. Мильчик. - СПб, 2017.

2. Мильчик, М.И. Северный деревянный монастырь на иконах XVII-XIX вв. / М.И. Мильчик // Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник. -Л., 1979.

3. Мильчик, М.И. Веркольский монастырь в иконографии XVII - XVIII вв. / М.И. Мильчик // Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник. - Л., 1987.

4. Мильчик, М.И. Каргопольская крепость. Этапы строительной истории / М.И Мильчик, А.Б. Бодэ // Архитектурное наследство. - 2008. - Вып. 49.

5. РГИА. Ф. 1350. Оп. 312. Д. 3.

6. РГАДА. Ф.192. Новгородская губ. Д.8 (План Николо-Раз-важского монастыря с окружающими дворами).

7. Мильчик, М.И. Иконография деревянного Антониев-Дымского монастыря и его графическая реконструкция / М.И. Мильчик, Е.П. Варакин // Народное зодчество: сборник научных трудов. - Петрозаводск, 1992.

8. Шургин, И.Н. О наружных росписях деревянных церквей на Русском Севере в XVII - начале XVIII в. / И.Н. Шургин // Реставрация и исследование памятников культуры. - 2014. - Вып. 7.

9. Демидов, С.В. Исследование и реставрация полихром-ной покраски надвратного храма Рождества Иоанна Предтечи в Троице-Сергиевой лавре/ С.В. Демидов // Реставрация и исследование памятников культуры. - 2012. - Вып. 5.

10. Любимова, И.Д. Лопухинские палаты московского Бо-городице-Смоленского Новодевичьего монастыря: история и реставрация / И.Д. Любимова // Реставрация и исследование памятников культуры. - 2013. - Вып. 6.

Literatura

1. Mil'chik M.I. Drevnerusskaya ikonografiya monastyrey, hramov i gorodov XVI-XVIII vekov: Stat'i 1973-2017 / M.I. Mil'chik. - SPb, 2017.

2. Mil'chik M.I. Severnyy derevyannyy monastyr' na ikonah XVII-XIX vv. / M.I. Mil'chik // Pamyatniki kul'tury. Novye otkrytiya: Ezhegodnik. -L., 1979.

3. Mil'chik M.I. Verkol'skiy monastyr' v ikonografii XVII -XVIII vv. / M.I. Mil'chik // Pamyatniki kul'tury. Novye otkrytiya: Ezhegodnik. - L., 1987.

4. Mil'chik M.I. Kargopol'skaya krepost'. Etapy stroitel'noy istorii / M.I Mil'chik., A.B. Bode // Arhitekturnoe nasledstvo. - 2008. -Vyp. 49.

5. RGIA. F. 1350. Op. 312. D. 3.

6. RGADA. F.192. Novgorodskaya gub. D.8 (Plan Nikolo-Razvazhskogo monastyrya s okruzhayushhimi dvorami).

7. Mil'chik M.I. Ikonografiya derevyannogo Antoniev-Dymskogo monastyrya i ego graficheskaya rekonstruktsiya / M.I. Mil'chik, E.P. Varakin // Narodnoe zodchestvo: sbornik nauchnyh trudov. - Petrozavodsk, 1992.

8. ShurginI.N. 0 naruzhnyh rospisyah derevyannyh tserkvey na Russkom Severe v XVII - nachale XVIII v. / I.N. Shurgin // Restavratsiya i issledovanie pamyatnikov kul'tury. - 2014. - Vyp. 7.

9. Demidov S.K Issledovanie i restavratsiya polihromnoy pokraski nadvratnogo hrama Rozhdestva Ioanna Predtechi v Troitse-Sergievoy lavre/ S.V. Demidov // Restavratsiya i issledovanie pamyatnikov kul'tury. - 2012. - Vyp. 5.

10. Lyubimova I.D. Lopuhinskie palaty moskovskogo Bogoroditse-Smolenskogo Novodevich'ego monastyrya: istoriya i restavratsiya / I.D. Lyubimova // Restavratsiya i issledovanie pamyatnikov kul'tury. - 2013. - Vyp. 6.

Бодэ Андрей Борисович, 1967 г.р. (Москва). Кандидат архитектуры, советник РААСН. Заведующий сектором «Деревянное зодчество» Научно-исследовательского института теории и истории архитектуры и градостроительства (филиал ФГБУ «ЦНИИП Минстроя России») (111024, Москва, ул. Душинская, д. 9. НИИТИАГ), архитектор-реставратор ФГУП ЦНРПМ. Сфера научных интересов: русская деревянная архитектура, традиции, архитектурное формообразование, реставрация деревянных памятников. Автор более 90 публикаций. Тел.: 8 (916) 341 32 39. E-mail: [email protected]

Bode Andrei Borisovich, born in 1967 (Moscow). Candidate of Architecture, Advisor of RAACS. Head of the "Wooden Architecture" Sector of the Scientific Research Institute of Theory and History of Architecture and Urban Planning (branch of the Central Institute for Research and Design of the Ministry of Construction, Housing and Utilities of Russia) (111024, Moscow, Dushinskaya st., 9. NIITIAG), architect and restorer of the Federal State Unitary Enterprise TsNRPM. Research interests: Russian wooden architecture, traditions, architectural formation, restoration of wooden monuments. The author of more than 90 publications. Tel.: +7 (916) 341-32-39. E-mail: [email protected]

cyberleninka.ru

Храм Михаила Архангела, Преображения, Успения Пресвятой Богородицы, Преображения Господня.

В подборке портала «Культура.РФ» — старинные храмы, которые остаются образцами традиционного деревянного зодчества Руси.

Храм Успения Пресвятой Богородицы — один из древнейших шатровых храмов, сохранившихся до наших дней. Построен при основании Александро-Куштского монастыря ХV века в глухой болотистой местности, на берегу реки Кушты. Век спустя соборная церковь обители Александра Куштского сгорела и была отстроена заново. А в середине ХХ века высокий сруб, увенчанный шатром и небольшой главкой, перевезли в один из самых больших монастырей Русского Севера — Спасо-Прилуцкую обитель.


Первая постройка Муромского монастыря на берегу Онежского озера — церковь Воскрешения Лазаря Муромского. По преданию, основал обитель инок Лазарь, проживший 105 лет. Храм принадлежит к числу наиболее простых церквей клетского типа. Четырехстенный сруб сближает строение с крестьянской избой. В храме сохранились иконы и росписи ХVI века, написанные на липовых досках. В 1961 году церковь Воскрешения Лазаря стала частью Кижского музея и расположилась чуть поодаль живописных храмов Кижского погоста.


Величественный 22-главый храм-терем. Церковь Преображения Господня — главное украшение архитектурного ансамбля Кижского погоста и объект всемирного наследия. Она построена три столетия назад на месте одноименной церкви, сгоревшей от удара молнии в конце ХVII века. Имя создателя история не сохранила, но местные сказания говорят, что 37-метровое чудо деревянного зодчества принадлежит топору плотника Нестора. А по легенде, срубил мастер церковь без единого гвоздя. Но гвозди все же есть — в церковных куполах.


Еще одна деревянная церковь — храм Преображения села Козлятьево Владимирской области. Построен 260 лет назад на средства дочери местного помещика Евдокии Поливановой, которая впоследствии жила в Новодевичьем монастыре Москвы. Многоярусный деревянный храм спустя два столетия после постройки был перевезен в Суздаль и стал главным экспонатом Музея деревянного зодчества. Ветхое строение было отреставрировано, но при этом сохранило остатки первоначальной наивной росписи масляными красками.


Храм ХVII века, возведенный в годы церковной реформы в классическом шатровом стиле, невзирая на запрет патриарха Никона. Церковь Успения Пресвятой Богородицы в Варзуге Мурманской области построена мастером Климентом по принципу золотого сечения и имеет в основании форму креста. Искусствоведы и историки отмечают особый «дивно-стройный и певучий облик» храма, напоминающего зажженную свечу. В ХХ веке церковь лишилась своих колоколов и части уникальных икон, пострадавших от неправильного хранения, но сам храм к началу ХХI века был полностью восстановлен.


Церковь Собора Пресвятой Богородицы у села Холм Костромской области. Храм ХVI века впервые попал в описания 70 лет назад: сразу после войны его исследовала экспедиция Академии архитектуры СССР. История создания редкой ярусной пятиглавой церкви с подклетом сохранила имена братьев-плотников, ее построивших, — Карп и Папила. В 60-х годах ХХ века строение перевезли в Кострому, в один из старейших музеев-заповедников под открытым небом — «Костромская слобода». Храм расположился у стен Ипатьевского монастыря.


Церковь — бывшая проездная башня монастыря. Храм Михаила Архангела города Слободского Кировской области — памятник оборонного зодчества России ХVII века. Сруб из массивных бревен, на которых можно насчитать более 200 годовых колец, предназначался не только для церковной службы, но и для защиты от врагов. В истории храма есть необычная страница — поездка в Париж на Международную выставку 1970 года. После возвращения на старое место в храме открылась экспозиция уникальных деревянных храмовых фигур.

www.culture.ru

Деревянные храмы | МАСТЕР АЛЕКСЕЙ

изделия из массива на заказ

как заказать * доставка * оплата

Задолго до крещения Руси в ней уже были деревянные храмы. Какова была архитектура этих церквей? К сожалению, ответить на этот вопрос при тех скудных сведениях, которые дошли до нас, нет никакой возможности. Пока же у нас нет данных даже для приблизительных и гадательных предположений. Единственное сведение, которым мы располагаем, относится к деревянной Софии в Новгороде, сгоревшей в 1045 году и замененной вслед затем каменной. Ясно, что она представляла весьма сложное сооружение, требовавшее большого искусства, знаний и опыта. И как раз Новгород славился уже с древнейших времен своими искусными плотниками. Когда в 1016 году новгородцы с Ярославом пошли на Святополка Киевского, то недаром киевляне презрительно называли их «плотниками». Из этого можно заключить, что на юге плотницкое дело было не в почете, и с появлением каменных храмов деревянные рубились только там, где нельзя было поставить каменного. Не то мы видим на Севере, где были выработаны совершенные формы деревянного зодчества, которые в течение веков непрерывно влияли на всю совокупность русского искусства. С чрезвычайно отдаленных времен вырабатывались как самые плотничьи приемы, так и та терминология, которая сохранилась на Севере до наших дней. Слова «стопа», «сруб» «клеть» говорят о форме и способе постройки деревянных сооружений. Древний термин «хоромы», определявший соединенную в одно целое группу жилых богатых помещений, всецело выражал впоследствии и внешность «храма», т.е. той же храмины, хоромины, хором, как жилища, но жилища не простого смертного, а бога – «дом божий». Таким образом, в самом слове «храм», будь он каменный или деревянный, скрывается определение богатого жилища. Хотя те из церквей, что уцелели, продолжают разрушаться, и многое уже невозможно восстановить, и несмотря на то, что здания были заброшены и изуродованы, эти архитектурные шедевры не утратили свой облик и вызывают невольное преклонение, несмотря на отсутствие позолоты. Формы эти являлись тем неиссякаемым родником, из которого черпали новую жизнь застывавшие временами художества на Руси, и значение их все еще недостаточно оценено.

С распространением христианства расширялась и потребность в сооружении храмов. Византийское церковное зодчество с установленными церковью основными формами плана и фасадов было принято как завет, как нерушимая святыня, остававшаяся неподвижной целые века. Свободному замыслу тут долго не было места. Только первые деревянные церкви, появившиеся еще до каменных, могли быть срублены иначе, ибо не было еще образцов, к которым местные плотники должны были приноравливаться. Они вынуждены были искать форм для нового сооружения, одной стороны, в преданиях хоромного строительства, с другой – в собственном воображении. Когда же появился первый каменный храм, то такой образец был дан, и с этих пор деревянное церковное строительство получило возможность заимствовать некоторые особенности каменного храма.

Конечно, о точном воспроизведении его форм в дереве не могло быть и речи. Прежде всего, этому препятствовал уже самый материал и создававшиеся веками строительные приемы деревянного зодчества, находившегося в руках самого народа. Слишком строгой охраны византийских форм не допускали разбросанность и глушь деревенской Руси. Понемногу у народа выросло свое особенное представление о красоте «божьего храма». Все это вместе взятое неотразимо направляло развитие деревянного храмового зодчества в совсем другую сторону и постепенно привело его к той изумительной самобытности, в которой бесследно исчезли черты, заимствованные некогда у Византии.

Деревянные храмы — главные типы великорусского храма

Различие обеих групп становится особенно ясным, если от типов сложных обратиться к более простым. Простейшим выражением церкви является часовня. Если в северной деревне нет храма, то в ней всегда стоит часовня, в которой в известное время совершаются молебствия причтом ближайшего прихода. Наиболее распространенным типом такой часовни является обыкновенная изба и даже просто амбар с сенями, или, вернее, с предсением. Не будь на князьке креста, никто и не догадался бы о назначении этого сооружения. Часовни и церкви этого типа, т.е. имеющие в основании четырехугольник и перекрытые, как изба, на два ската, — издавна в летописях и актах называются церквами, построенными «клецки», «клетцки», или, правильнее, «клетски», иными словами, как клети или избы. Эта группа церквей – самая многочисленная, и притом «клетский» храм, по всей вероятности является первичной храмовой формой. Возможнее всего, что именно эта форма, заимствованная у обычного жилища, была дана первым деревянным храмам на Руси по принятии христианства. Едва ли строители этих первых храмов видели каменный византийский храм или что-либо ему подобное и по необходимости должны были приспособлять формы своих жилищ к новому назначению.

Наряду с часовнями, срубленными «клетски», встречаются и такие, которые имеют форму восьмигранника [стояла близ села Белая Слуда, Красноборского района Архангельской области]. Подобная часовня, если бы даже она была лишена увенчивающего ее креста, остановила бы внимание своей формой, столь непохожей на обычные формы жилищ или их службы. . Здесь каждый «венец» срублен «по округлому», «в восьмерик», и вся «стопа» покрыта по способу, никогда не применяющемуся в избе, именно на восемь скатов, в виде палатки или шатра. Таких «шатровых храмов на Севере чрезвычайно много, и когда летописи или старинные акты упоминают о церкви этого типа, то всегда прибавляют: «древяна вверх». Этим определялось главное внешнее свойство храма – стремление вверх всей его центральной массы.

Надо думать, что «восьмерик» и был той деревянной формой, в которой плотнику хотелось передать впечатление круглого купола.

Основная форма византийского храма – его четырехугольный массив – не представляла в конструктивном отношении ничего нового для русского плотника, так как эта же форма лежит в основе каждой избы. Гораздо замысловатее было повторять в дереве круглый купол и алтарные полукружия. Между тем отказаться от их округлого вида было тем труднее, что как раз на Севере этим частям каменного храма уделяли особенное внимание, и как купол, так и восточные полукружия являлись как бы центральной мыслью зодчего, выливавшего здесь весь запас своего декоративного воображения. Это тем более правдоподобно, что и алтарные полукружия стали обделываться как половины восьмигранников, потребовавших покрытия шатров.

Когда появился первый шатровый храм, нельзя сказать даже приблизительно. Мы знаем лишь, что эта форма восходит к глубокой древности. Как раз древнейшие из сохранившихся до нас деревянных храмов русского Севера принадлежит именно к этому типу восьмериков, и они так совершенны по своим пропорциям, что нужны были столетия для того, чтобы выковались эти стройные формы.

Каждая из этих двух основных групп деревянных храмов – клетских и шатровых – имела свое развитие, однако последнее обстоятельство только усложнило, но не изменило отличительных черт обеих групп.

Есть еще третья, довольно многочисленная группа великорусских храмов, но она по справедливости должна быть отнесена к ветви украинской архитектуры. Она появляется в Великороссии во время теснейшего сближения с Украиной, т.е. не ранее середины XVII века. В современных актах эта форма обозначается термином «четверик на четверике» или «восьмерик на четверике», что указывает на многоярусность сооружения в отличие от церквей избной формы – «клетских», а также шатровых – «древяных верх». Такая форма была особенно в ходу в самом конце XVII и в начале XVIII века. Иногда чередовали четверики с восьмериками: внизу ставился четверик, на нем рубили восьмерик, потом снова четверик и опять восьмерик. Кроме этих трех главных групп есть еще три, вызванные к жизни главным образом запрещением строить шатровые храмы, — обстоятельством, произведшим целый переворот в каменной архитектуре XVII века. И только в тех случаях, когда нельзя было срубить церковь «по-старине», ей давали новую форму. Эта форма была тем «освященным пятиглавием», которое усиленно проповедовалось тогдашними иерархами как единственно приличествующее православному храму. Его настойчиво рекомендовали для замены шатра, казавшегося, вероятно, недостаточно церковной, слишком произвольной и народной формой.

Наконец, еще две группы вызваны, несомненно, стремлением к «преукрашенности» и вероятным желанием строителей дать что-либо оживленное взамен изгоняемого шатра. К первой из них надо отнести многоглавные церкви, довольно поздние по времени появления их на Руси, если не считать 13-главой деревянной Софии в Новгороде и каменных – Софии Киевской, да московского Василия Блаженного. Ко второй группе относятся церкви с очень живописным и оригинальным по форме кровельным покрытием «кубом», т.е. изогнутой четырехскатной кровлей с выпяченными боками и довольно грузной по пропорциям, «кубастой», по народному выражению. Эта декоративная форма покрытия возникла из комбинированных форм «бочки», которая служила одним из постоянных украшений шатровых церквей и применялась с особенной любовью в дни гонений на шатры. Появление ее едва ли может быть отнесено ранее половины XVII века. Все перечисленные формы храмов повторяются до самого конца XVIII века и, если иной раз в них встречаются некоторые уклонения, то только самые незначительные.

деревянные храмы — многоглавые храмы

Уже пятиглавие являлось известным подходом к многоглавию, и мы видели, как иногда небольшие погосты превращались в многоглавые городки. Кроме указанных приемов многоглавия на Севере встречаются и резко выраженные типы его. Одним из самых простых приемов следует признать тот, который применен к Ильинской церкви в Чухчерьме Холмогорского уезда [ныне – Холмогорского района Архангельской области].

Чрезвычайно затейлив по замыслу группы храм Шуйского погоста Петрозаводского уезда [ныне – Прионежского района Карельской области], относящийся к началу XVIII века. Пользуясь теми же приемами ярусности, строитель поставил четыре нижних главы на уступ, образуемый переходом от четверика к шестерику главной массы храма, — форме совершенно исключительной. Он разместил их по углам четверика на небольших бочках, прижатых своей тыльной поверхностью к стенкам шестерика. На последнем срублена крестчатая бочка, несущая на своих концах четыре главы, причем этот в высшей степени своеобразен и дает необычайно стройный силуэт всей массы купольной концепции.

Все эти приемы многоглавия подчинены освященному церковью числу девяти глав, символизирующих девять чинов ангельских или девять чинов святых угодников. Не подчиняясь никаким символам и руководствуясь, по-видимому, лишь одной идеей создать храм божий, необыкновенный по своему величию и виду, в котором главы отмечают только святость места, строители создали два из ряда вон выходящих памятника народного искусства – семнадцатиглавый храм в Вытегорском посаде [ныне – Вытегорского района Вологодской области] и двадцатиодноглавый храм в Кижах. Оба они построены в начале XVIII века и, в сущности, тождественны по приему, только в Кижском храме прибавлены верхние четыре главы, места для которых имеются и в Вытегорском, но не использованы. Кроме того, в Кижах прибавлен еще лишний восьмерик под центральной главой.

На первый взгляд, в Кижском храме поражает необычайность, почти фантастичность этого многоглавия, дающего какую-то хаотическую группу глав и бочек, перемежающихся и чередующихся друг с другом. Затем останавливает затейливость прячущихся в бочках глав. Только ритмичность последних наталкивает на мысль, что здесь есть система и план и притом план исключительный и небывалый. Чем больше всматриваешься в эту несравненную сказку куполов, тем яснее становится, что зодчий, создавший ее, — неподражаемый творец форм и мотивов.

Этот храм есть последний этап на пути развития национальной русской архитектуры. Смело и бодро слиты в нем в одно непринужденное художественное целое и новшество современной ему эпохи, и богатое наследие созданных народом форм. Чтобы оценить все несравнимое очарование этой поистине единственной вдохновенной купольной сказки, надо вспомнить, что не так еще давно весь храм стоял необшитым. Его седые бревна, то укорачиваясь в бочечных лбах, то снова раздвигаясь в повалах, давали невероятное богатство линий и форм и прямо пленительно прекрасные ракурсы уходящих в небо масс. При этом все бочки, теремки и главки отливали сверкающим серебром своей чешуи.

деревянные храмы — ярусные храмы

Название «четверик на четверике», присвоенное храмам, рубленным в несколько ярусов, совсем не означает, что ярусы все четырехугольны. Под ним скрывается понятие о двух или нескольких клетях, поставленных одна на другую, причем каждая верхняя несколько меньше по ширине, нежели находящаяся под нею. Форма эта пришла с юга, из Украины и, акклиматизировавшись, приспособилась к великорусским плановым приемам. В своем зачаточном виде она была уже знакома северянам, рубившим шатровые храмы приемом восьмерика на четверике. Что касается чистых ярусных форм с явно украинским характером, то они получили очень большое распространение в конце XVII и особенно в XVIII веке. Причиной такой распространенности украинских форм служило, массовое переселение с юга беглецов, а так же это было связано с назначением на епископские кафедры высшего духовенства. Если архиереи не останавливались перед изменением некоторых обрядовых сторон в литургии, то еще более понятно их тяготение к тем архитектурным формам, с которыми они свыклись у себя на родине.

Перекрытие алтаря и трапезы бочкой чрезвычайно редко встречается в применении к ярусным храмам. Великолепнейший образчик такого рода встречается в известной церкви Иоанна Богослова на Ишне, близ Ростова Попытка сочетания разнородных форм здесь не лишена интереса, но несравненно более богатые результаты дало такое сочетание в применении к многоглавым храмам.

Сочетание ярусной формы с шатровой по редкости и трудности применения нужно считать совершенно исключительным. В Тотемском уезде все же есть несколько церквей этого типа.

Вообще украинского в ярусных храмах немало, начиная с устройства главного помещения для молящихся открытым во всю высоту башни, причем окна, прорезанные в ярусах, совершенно так же, как и на Украине, служат для освещения внутренности башни. Украинский обычай оставлять всю башню открытой до самого верха привился, очевидно, не сразу, и первоначально даже четырехъярусные храмы имели декоративные верхи, без окон. Такая церковь еще недавно существовала в Тотемском уезде, но грозила рухнуть, почему и была разобрана.

Наконец, заимствовано было и купольное перекрытие украинскими «баньками». Очень забавное покрытие, представляющее целое наслоение банек, было найдено при перестройке шатра Свято-Духовской церкви в селе Богословском на Ваге, Шенкурского уезда

Деревянные храмы — кубоватые храмы

Трудно сказать, что вызвало появление того особого покрытия четырехгранного храма, которому присвоено название «куба». «Кубоватые» храмы встречаются, главным образом, в Онежском крае и древнейшие из них не восходят дальше половины XVII века. Одной из причин, повлиявших на возникновение этой формы, было отчасти и известное запрещение строить шатровые храмы. «Куб» явился, в сущности, еще более ловкой подменой шатра, окончательно усыпившей недреманное око взыскательных архиереев. Подтверждением такого предположения может служить то обстоятельство, что самая древняя из сохранившихся кубоватых церквей – церковь Параскевы Пятницы в Шуе Кемского уезда построенная в 1666 году, имеет лишь одну главу, помещенную на сильно вытянутой верхушке самого куба. Издали эта изящная церковь кажется почти шатровой.

Одноглавая форма куба, несомненно, более логична, нежели пятиглавая, так как в ней еще определеннее, нежели в шатре, выражается масса купола, являющегося, в конце концов, исходной точкой той и другой формы. Широкое применение куба объясняется и, помимо указанных причин, вероятно, большей простотой строительных приемов. Здесь не нужна рубка «по круглому», более хлопотливая, не нужна и аккуратность, требуемая при рубке громоздких шатров. Правда, самая округлость куба довольно «заделиста», как говорят плотники, но и она несравненно проще, например, устройства соединений бочек с шатром в шатровом пятиглавом храме. Куб увенчивает почти всегда только храмы, рубленные четвериками, и исключения здесь в высшей степени редки. Таким редчайшим исключением является грандиозный храм Николая Чудотворца в Зачачье Холмогорского уезда [ныне – Холмогорского района Архангельской области], на Северной Двине.

Установка на кубе пяти глав не представляет никаких затруднений и притом легко исполнима согласно установившемуся порядку, т.е. по углам храма. Недаром кубоватые храмы обыкновенно пятиглавы, по крайней мере, в своей главной центральной массе. Такое пятиглавие мы уже видели в Троицкой церкви Подпорожья.

Есть попытки достигнуть многоглавия и на самом кубе, как мы видим в большой церкви села Бережно-Дубровского Каргопольского уезда [ныне – Плесецкого района Архангельской области], построенной в 1678 году. На кубе срублены по странам света четыре бочки, и на каждой из них насажено по главке, что вместе с угловыми и центральными главами дает девять глав, живописно разбросанных по кубу. Пусть форма «куба» только декоративна, пусть она не имеет никакого конструктивного оправдания, но отказать ей в живописности нельзя. Необыкновенно суровое впечатление должны были производить такие сложные погосты в старину, когда все церкви стояли еще без тесовой обшивки. Теперь их нет уже больше, но лет 20 тому назад они местами еще доживали свой век, и один из них – в селе Шуе Кемского уезда [ныне – селе Шуерецком Беломорского района Архангельской области] В.В. Суслову удалось сфотографировать.

Деревянные храмы — шатровые храмы

На Севере, богатом великолепным строевым лесом, больше всего был в ходу тип церкви, называемый в летописях и актах «древяна вверх». Церкви эти обыкновенно очень велики по объему и достигают нередко чрезвычайной высоты.

Шатровый храм значительно отличался от клетских и своей высотой, и своим сильно подчеркнутым стремлением вверх. Изумительно, как красива, до чего проста и рациональна и как обдуманна эта глубоко национальная форма храма. Сохраняя традиционные три части – алтарь, главное помещение и трапезу, планы шатровых храмов имеют одно существенное отличие от планов клетских, а именно – главная часть храма образует восьмиугольник. Преимущество такой формы перед четырехгранником заключается, прежде всего, в возможности значительно увеличить вместимость храма при употреблении бревен даже гораздо меньшей длины, нежели те, которые нужны для четырехгранника. Затем устойчивость восьмигранного сруба несравненно значительнее как при неравномерной осадке здания, поставленного прямо на «пошву», так и в смысле сопротивления постоянным северным ветрам. Но самое важное преимущество шатровых церквей заключается в их центральном приеме, позволяющем придавать храму крестообразный вид, непринужденно окружать его приделами, трапезными, галереями, и придавать бочками и кокошниками всему этому необыкновенно живописный и грандиозный вид.

Плановое развитие шатровых храмов шло тем же путем, как и клетских. Первичный прием состоял в делении храма на три части, из которых самая обширная, восьмигранная, помещалась в центре, а с востока и запада к ней прирубались два четырехгранника для алтаря и притвора. Таково устройство Георгиевской церкви в Вершине на реке Верхней Тойме Сольвычегодского уезда [ныне – Верхнетомского района Архангельской области].

В этом же типе и Сретенская церковь в Красной Ляге Каргопольского уезда [ныне – Каргопольского района Архангельской области], построенная в 1655 году. Восьмерик ее только несколько вытянут в вышину и удлинен шатер, к тому же она лишена своей живописной некогда галереи и крыльца, следы которых еще можно видеть по гнездам в срубе. Кроме того, алтарь у нее раздвоен посредине, образуя как бы два прируба.

Дальнейшее развитие шатровых церквей состояло в применении шатра к обычному плану клетских церквей. Восьмигранный сруб в этом случае подымается на высоту потолка помещения и покоится на четверике. Образцом этого типа шатровых церквей может служить церковь Дмитрия Солунского в Верхней Уфтюге, Сольвычегодского уезда [ныне – Красноборского района Архангельской области]. Идея башни здесь сохранена, но прием получил уже характер чисто декоративный. Шатер уже не поражает своей грандиозностью, он невелик, благодаря размерам нижнего квадратного основания. Приспособив план клетского храма под шатровый прием, и придав ему для увеличения вместимости обширную трапезную, строители приспособили и многогранный алтарь, удержав довольно остроумно покрытие его бочкой, всегда сопутствующей шатру. В Шеговарской церкви, такой же чрезмерно вытянутой в вышину, как и церковь в Малой Шальге, есть еще одна новая особенность, до того не встречавшаяся. Она касается не самой конструкции ее, а только особого декоративного приема, вызванного стремлением к «преукрашенности» и получающего с этих пор чрезвычайную популярность. Это – украшение четырех угловых граней восьмерика небольшими исключительно декоративными бочками, или так называемыми теремками. Восьмерик ставился на четверик всегда таким образом, что четыре из его восьми стенок совпадали с четырьмя стенами четверика и служили как бы их непосредственным продолжением. Четыре других стенки восьмерика рубились прямо на углах четверика, и на образуемых благодаря этому четырех угловых выступах водружались теремки. Теремки эти были особенно в ходу по Онеге и в Олонецком крае. Они скромно скрашивают суровую простоту деревянных храмов и чрезвычайно живописны на древних бревенчатых стенах, не обшитых еще тесом.

Дальнейшее развитие плана шатровых церквей заключается в устройстве приделов. Последние прирубались к главному храму весьма разнообразными способами. Иногда к первоначальному алтарному граннику прирубался с северной стороны еще один гранник, служивший придельным алтарем, а самый придел помещался в небольшом прирубе у северной стены четверика. Однако здесь в самой конструкции чувствуется некоторая случайность, нет единства и законченности. Для достижения полной симметрии и совершенной законченности этого типа оставалось только ввести еще один придел с южной стороны, и тогда в плане получилась бы фигура греческого равностороннего креста. Такие церкви действительно появились, и прекрасный образец их мы имеем в отлично сохранившейся Вознесенской церкви в селе Конецгорье Шенкурского уезда [ныне – Виноградовского района Архангельской области].

Такой же ясный крест мы видим в плане церкви Рождества Богородицы в селе Верховье Тотемского уезда [ныне – Тарногского района Вологодской области]. Она изумительно проста в своих строгих очертаниях, причем сохранилась на редкость хорошо, несмотря на свою глубокую древность.

К числу крестообразных церквей и притом последней стадии их развития нужно отнести и Троицкую церковь в посаде Ненокса [Приморского района Архангельской области], где группа из пяти шатров подчинена «освященному пятиглавию». Построенная в 1729 году, она общей группой своих шатров совершенно уничтожает выразительность двух ее приделов, алтарные прирубы которых, покрытые бочками, как-то теряются и стушевываются в целой композиции храма.

Стремление придать шатровому храму вид пятиглавого привело к особому приему обработки «верха» храма, состоящему в том, что у подножия шатра прирубались четыре бочки, расположенные по странам света. Эти бочки предназначались исключительно для того, чтобы нести главки, и уже никакой служебной роли не исполняли. Таков собор Рождества Богородицы в Мезени [Архангельской области], построенный в 1714 году. Бочки, облепившие шатер, здесь так же чисто декоративны, как и простые теремки. Мало того – декоративен и самый шатер, так как не к нему как к главной кровле храма примыкают бочки, а он сам покоится на них. Этот прием известен под названием «шатра на крестчатой бочке».

Из группы шатровых пятиглавых храмов заметно выделяется своим богатырским видом превосходно сохранившийся храм великан в Юромско-Великодворском [Лешуконского района Архангельской области] на Мезени. Он освящен в 1685 году в честь архангелов Михаила и Гавриила. Храм этот – один из наиболее строгих и в то же время стройных, какие были созданы на русском Севере.

Деревянные храмы — клетские храмы

Храмы, рубленые «клетски», разбросаны по всей Великороссии, но чаще всего они встречаются в центральных губерниях, не обильных, подобно Северу, лесом. Простейший и, вероятно, древнейший вид храма состоял из одной центральной большой клети с двумя меньшими прирубами с востока и запада, стоявшими прямо на земле, или, по-народному, «на пошве». Перекрытая кровлями на два ската, по подъему совершенно сходными с обычным подъемом кровель жилищ, и осененная крестом, эта постройка вполне удовлетворяла своему назначению со стороны чисто литургической, но слишком мало отличалась своей внешностью от обыкновенного жилья. Недоставало той видной и существенной части, которой в каменном храме являлся купол. Попытки дать этот купол или главу деревянному храму, устроенному «клетски», весьма разнообразны. Конечно, глава эта получила здесь исключительно символический и чисто декоративный характер, не будучи конструктивно-служебной частью здания. Главе всегда сопутствует «шея», соответствующая цилиндрическому основанию каменного купола – его барабану. Как глава, так и ее шея покрывались в чешую. Образцом такого простейшего клетского храма может служить та небольшая, недавно сгоревшая церковка в Плесе на Волге, которую Левитан написал в своей известной картине «Над вечным покоем».

Соединение шеи главы с коньком двускатной кровли весьма разнообразно и часто представляет в миниатюре среднюю часть типичного для данной эпохи храма.

Более древним видом соединения главы с кровлей клетской церкви является применение небольшой «бочки» или деревянного «кокошника», представляющих в миниатюре характерную черту каменного храма, «закомару». Этот мотив часто встречается в Олонецкой губернии и по Онеге, где народ особенно тяготел к формам бочки и кокошника. Простейшим, а вместе с тем и древнейшим является прием укрепления шеи непосредственно на кровле. В этом случае она как бы врезывается всем своим корпусом в конец крыши. Таким именно образом «насажена» шейка главы полуразвалившейся церкви в селе Монастырь Чердынского уезда Пермской губернии. По клировым записям, она построена в 1614 году и является едва ли не древнейшей из дошедших до нас клетских церквей. В дальнейшем своем развитии клетский храм получает «подклет», и таким образом, помещение самого храма возводится в «горнюю клеть» Это вполне соответствовало назначению здания, ибо и в жилых домах лучшие, парадные места, отводились верхнему этажу или «горницам», тогда как низ шел под службы. Взгляд этот сложился, по всей вероятности, под влиянием климатических условий, заставивших поднять жилища на целый этаж ввиду снежных заносов и затяжных половодий. На Севере избы и до сих пор ставятся высокие, двухэтажные. Естественно, что им хотелось выделить его среди окружающего жилья и вознести дом божий над домами людей. Дальнейшее плановое развитие клетского храма заключается в увеличении той западной части его, которая когда-то служила притвором. Эта часть, носящая название «трапезной», или просто «трапезы» храма, является вторым помещением для молящихся, часто значительно большим, нежели первое. Алтари клетских церквей бывают двоякой формы. Простейшие имеют вид четырехугольной, клети, прирубленной к главной клети храма с восточной стороны. Более сложные прирублены в виде гранника о пяти наружных стенах. Такое устройство называется «по круглому» и заимствовано, так или иначе, с алтарных полукружий каменных храмов.

Окончательное развитие клетских храмов заключается в придании их кровлям той формы, которая установила за ними название «клинчатых церквей», т.е. имеющих крышу в форме клина. Образование клинчатой формы, отличающейся от двускатного покрытия обыкновенной избы высоким подъемом конька, дающим острый угол, вызвано желанием строителей более отличить храм от сходных с ним жилищ, придав кровлям его необычную для жилища высоту. При устройстве крутого подъема кровли строители столкнулись с тем обстоятельством, что чем круче кровля, тем ближе подвигаются к стенам ее сливы, что, за отсутствием желобов, чрезвычайно невыгодно отражалось на нижнем основании клетей храма, подвергавшихся быстрому гниению от западавших атмосферных осадков. Стремление устранить этот недостаток заставило изобрести ту особую форму окончания верхних частей клетей, которая называется «повалом», от слова «повалить». Эти повалы служат основанием для устройства «полиц» или сливов, далеко отводящих воду от стен храма.

В заключение нужно упомянуть, что как бочечные части кровли, так и клинчатые состоят не из стропильных частей, а представляют собой не что иное, как продолжающуюся рубку стен, где удлинением или укорочением соответствующих венцов дают верхней части клети ту или иную форму, как мы уже видели в Вятчининской часовне. Таким образом, кровля храма составляет со стенами одно монументальное целое, позволяя доводить их размеры до размеров гигантских. Купола и их шеи, как уже было упомянуто, всегда крылись в чешую, прямые же скаты, полицы и проч. крылись в два слоя с прокладкой бересты, или «скалы», обрезным «красным» тесом, называвшимся поэтому «подскальником». Нижним концам его придавали форму притупленного острия копья. Покрытие кровель железом и обшивка стен снаружи храма тесом есть явление весьма позднее, вызванное желанием сохранить ветшающий храм или сделать его теплым. При толстых 12-вершковых бревенчатых стенах обшивка тесом вновь выстроенного храма являлась бы ненужной роскошью, особенно если принять во внимание трудность приготовления теса без помощи продольной пилы.

 

Информация / Договор-оферта / Доставка / Как заказать / Оплата / Результаты поиска / контакты / Портфолио / Продукция / Двери / Домовая резьба / Лестницы / Магазин / Антикварная мебель /Банкетки, скамьи, табуреты / Деревянные резные рамы /Диваны, кресла, стулья / Зеркала / Камины резные из дерева / Комоды и тумбы / Мебель в прихожую / Мебель для детей и мам / Мини-бары, бутылочницы / Накладной декор / Полки для кухни / Резные наличники и услуги мастера / Столики декоративные / Столы / Шкафы, гардеробы / Мебель / Обучающий марериал / Руководство / Резные наличники / Резьба по дереву / Услуги мастера / Вызов мастера / Дизайнерские услуги / Консалтинговые услуги / Онлайн-консультации / Первичный дизайн и расчет

Опубликовано: 30 июня 2015

резьба по дереву •домовая резьба • резные наличники • резной декор • мебель • двери • лестницы • пиломатериал как заказать * доставка * оплата Для играющих детей важную часть их процесса взросления составляют игрушки. Вы не найдете ни одного ребенка, кому они не нравятся. Играться – это их любимое занятие и самая главная причина, […]

Опубликовано: 29 июня 2015

резьба по дереву •домовая резьба • резные наличники • резной декор • мебель • двери • лестницы • пиломатериал как заказать * доставка * оплата Строительство домов из дерева во все времена можно смело назвать самым распространённым, видом строительства. Сегодня своей большой популярности они добились при строительстве дач, коттеджей, бань и других объектов. Ведь в […]

Опубликовано: 16 мая 2015

Задолго до крещения Руси в ней уже были деревянные храмы. Какова была архитектура этих церквей? К сожалению, ответить на этот вопрос при тех скудных сведениях, которые дошли до нас, нет никакой возможности. Пока же у нас нет данных даже для приблизительных и гадательных предположений. Единственное сведение, которым мы располагаем, относится к деревянной Софии в Новгороде, […]

Опубликовано: 16 мая 2015

строительство деревянных домов — вглядимся в детали Говорить о достоинствах деревянных домов — значит повторять уже много раз сказанное. Общим местом уже давно стало то, что они «дышат» и лучше удерживают тепло, а микроклимат в них крайне благоприятен для человека. Также мало кто будет спорить с постулатом, что деревянные дома — это красиво. Но все […]

Опубликовано: 16 мая 2015

Издревле главными строительными материалами для русских зодчих были дерево и глина, благо что и того и другого было в избытке. Глиняные кирпичи, по свидетельству историков, получили на Руси распространение начиная с середины X века, а дерево в качестве основного строительного материала использовалось с незапамятных времен. Именно деревянная архитектура стала основой особенного стиля русского средневекового зодчества, […]

Опубликовано: 26 марта 2015

Плинтус деревянный в Хабаровске, Владивостоке и Москве. Плинтус деревянный является окончательным элементом, любого помещения после ремонта. Если плинтус деревянный, грамотно подобран с напольным покрытием, мебелью, обоями, и другими элементами интерьера, он способен подчеркнуть все достоинства помещения. Очень важно, чтоб плинтус деревянный, был качественный. Достоинства плинтуса деревянного. Плинтус деревянный необходим, когда нужно сделать переход плавным между […]

Опубликовано: 10 марта 2015

Декорирование деревянных дверей, лестниц, арок, окон, мебели, беседок, садовой мебели, и других предметов интерьера из массива дерева. Декорирование своими руками, это увлекательный вид творчества, дающий возможность создавать собственные шедевры из обычных предметов. Благодаря создающейся на сайте коллекции резного декора, вы без труда сможете освоить технику декорирования и научитесь своими руками создавать красивые изделия из дерева. […]

Опубликовано: 9 марта 2015

Декорирование стен в доме. Отделка стен резным декором из дерева, помогает создать эксклюзивный интерьер. Существует много комбинации декорирования стен деревянными изделиями, благодаря которым облик стен вашего дома приобретает роскошный и уютный вид. Если просто хочется обновить, интерьерный стиль и заставить играть новыми гранями приевшийся дизайн. Для оформления стен можно использовать деревянные резные элементы домовой резьбы. […]

Записи не найдены


ad-a.ru

Декоративно-отделочные работы в храмостроительстве | Архитектор Михаил Кеслер

Декоративно-отделочные работы в храмостроительстве. Подготовлено ortox.ru и архитектором Кеслером М.Ю.

Декоративно-отделочные работы в храмостроительстве

 Наружные поверхности

Наружные поверхности кирпичных храмов могут быть украшены выступающими элементами фигурного кирпича, в т.ч. карнизами, обрамлениями окон и дверей, декоративными фризами, аркатурным поясом и т.д.

Стены могут быть отделаны также известково-песчаной, известково-цементной штукатуркой, а также натуральным камнем. Использование цементно-песчаной штукатурки не позволяется ввиду ее паронепроницаемости. Штукатурными могут быть декоративные элементы стеновых поверхностей и карнизов.

Штукатурные работы

Виды штукатурок (простая, улучшен­ная и высококачественная) должны устанавливаться проектом.

Высококачественная и улучшенная штукатурки должны выполняться путем нанесения слоя обрызга, одного или нескольких слоев грунта и накрывочного слоя, а простая штукатурка — путем нанесения слоя обрызга и одного слоя грунта.

Штукатурка фасадов должна производится сверху вниз захватками, начиная от венчающего карниза здания.

До начала работ по оштукатуриванию фасадов должны быть установлены коробки дверей и окон, по­ставлены ухваты для водосточных труб, установлены крепления пожарных лестниц, закончено устройство козырьков, поясков, карнизов и т. п.

Внутреннее оштукатуривание по­верхностей храма надлежит выполнять из растворов на извести, позволяющих вести роспись различными красками.

Выступающие кирпичные и деревянные архитектур­ные детали (карнизы, пояски и т. п.), места сопряжении деревянных частей зданий с ка­менными, кирпичными и бетонными конструк­циями, а также другие поверхности в случае необходимости нанесения на них штукатур­ного намета общей толщиной более 20 мм должны до оштукатуривания покрываться металлической сеткой с размером ячеек 10х10 мм или плетением из проволоки с ячей­ками не крупнее 40х40 мм.

Места сопряжения оштукатуриваемых кон­струкций, выполненных из разных материа­лов, обиваются металлической сеткой на 4— 5 см по обе стороны стыка.

Средняя общая толщина штукатурного на­мета не должна превышать для простой шту­катурки 12 мм, улучшенной 15 мм и высоко­качественной 20 мм.

Толщина слоя накрывки после ее вы­равнивания и затирки войлочными терками должна составлять не более 2 мм. Для на­ружных декоративных штукатурок толщина накрывки должна составлять 4—7 мм и нано­ситься по окрепшему, заранее нарезанному грунту.

Для защиты оштукатуренной поверхности здания от атмосферных осадков ее обрабатывают гидрофобной жидкостью, которая состоит из 2 ч по массе метилсиликоната натрия и 98 ч. воды. В известковые или цементно-известковые растворы перед нанесением на фасад вводят гидрофобизирующие добавки.

Для вытягивания свода в центре свода устанавливают жесткую ось и на ней укрепляют шаблон-лекало таким образом, чтобы оно свободно держалось и вращалось, а между лекалом и стенками свода оставалось пространство, равное толщине штукатурки. Когда на своде расположены тяги или карниз, сначала вытягивают гладкие места свода захватками, идущими сверху вниз, а затем тяги.

При вытягивании карнизов, поясков в круглых помещениях в правилах делают пропилы на половину толщины и сгибают в сторону пропилов. При вытягивании тяг с наружной стороны вместо правила можно навесить канат, примороженный гипсом. Для шаблона салазки и полозок делают вогнутым или выпуклым.

Штукатурные наличники криволинейной формы у оконных и дверных проемов могут быть тянутыми или гладкими. Наличники без тяг выполняются по приставным лекалам, вырезанным из широких досок, фанеры или ДВП по кривым, образующим форму наличника. В пространство между лекалами наносят раствор, который разравнивают и затирают.

Архитектурные детали оштукатури­ваемых поверхностей (карнизы, тяги и др.) могут выполняться из сборных элемен­тов. Способы крепления деталей назначаются проектом. В исключительных случаях допу­скается применение тяг сложного профиля.

 Лепные работы

Лепные изделия, доставленные на стройку, должны быть готовыми к установке и не требовать дополнительной обработки.

Установка лепных изделий на оштукатуренные поверхности должна производиться только после затвердения и просушки штука­турки.

Архитектурные лепные детали фаса­дов устанавливаются одновременно с кладкой стен и закрепляются за арматуру, заложен­ную в конструкцию. Арматура должна быть защищена от коррозии. Способ крепления де­талей должен предусматриваться проектом отделки фасада.

На наружных частях зданий лепные детали, как правило, должны изготовляться из цементных растворов. Гипсовые детали должны быть защищены от воздействия атмосферных осадков водостойкими покрытиями (олифа, парафин).

Крепление архитектурных деталей должно производиться с соблюдением следующих требований:

а) легкие погонные и штучные гипсовые детали высотой до 10 см и бетонные до 5 см крепят к поверхностям простой присадкой (примораживанием) на гипсовом или цементном растворах;

б) детали среднего веса (гипсовые высо­той более 10 см и цементные высотой более 5 см) крепятся на костылях, шурупах и пр., одновременно примораживая их на растворах;

металлические части крепления должны при­меняться из нержавеющего металла или оцинковываться;

в) тяжелые детали, изготовленные с кар­касом из стальной арматуры, крепятся с ее помощью к основным конструкциям здания; способ крепления особо больших элементов должен указываться в проекте здания.

Камнерезные и облицовочные работы

Резной естественный камень применяется для декоративного убранства фасадов современных храмов в основном в карнизах, оконных наличников и обрамлений порталов входов. Внутри резной камень используется в основном в капителях колонн, а также при выполнении иконостасов и киотов.

Облицовочные плиты и камни изготов­ляются путем раскалывания или распиливания блоков-полуфабрикатов из природного камня.

Выбор фактуры лицевой поверхности облицовочных плит и камней производится в соответствии с требованиями проекта.

К профильным элементам облицовки стен относятся цокольные плиты и кордонные камни, обрамления порталов, пояски, карни­зы, подоконные плиты, плин­тусы и т. п.

Конструкция облицовки вертикальных поверхностей должна устранять возможность проникания влаги через стыки облицовочных деталей.

Растворы, применяемые для облицо­вочных работ, не должны содержать растворимых солей, образующих высолы на поверх­ности облицовки.

Стальные элементы конструкций, примыкающие к облицовке, а также стальные крепления, используемые для монтажа плит и деталей облицовки, должны быть защищены от коррозии.

Наружные облицовочные работы должны производиться преимущественно одновременно с кладкой стен; при этом следует учитывать усадку раствора в швах кладки стен.

Плиты и детали наружной облицовки, за исключением облицовки на относе, устанавливаются на растворе. Крепежные детали (скобы, пироны, крючья) должны быть оцин­кованы или изготовлены из нержавеющей ста­ли. Для крепления плит мраморной облицовки применяются детали латунные, медные (обмедненные) или из нержавеющей стали.

Барельефы и горельефы должны монтироваться одновременно с облицовкой стен.

Облицовка мрамором панелей стен, а также балясника и косоуров лестниц должна производиться до облицовки пола и сту­пеней.

Для облицовки фасадов применяются плиты и детали из гранитов, плотных известняков и песчаников, белых мраморов, туфов и др.

В целях предотвращения коррозии облицовки и появления высолов необходимо соблюдать следующие требования:

а) верхние грани всех выступающих гра­нитных деталей (карнизов, поясков, сандриков) должны иметь уклон наружу для стока воды и капельники;

б) уширение верхней плоскости гранитных карнизов между пилястрами и гранитного цо­коля необходимо перекры­вать плитой;

в) верхние плоскости карнизов, поясков и сандриков из известняка и песчаника должны иметь металлические покрытия;

г) в местах, где облицовка из известняка устанавливается на гранитное основание, горизонтальные выступы гранита не допу­скаются.

Внутренняя облицовка природным камнем

Для облицовки поверхностей должны применяться плитные и профильные детали из мрамора и гипсового камня.

Фактура облицовочных деталей должна быть зеркальной или лощеной, что определяется проектом.

Облицовка стен должна выполняться до устройства покрытия пола.

Облицовочные изделия из мрамора в целях сохранения их декоративных качеств устанавливаются с относом от стен без за­ливки раствором. Смежные плиты рисунча­тых мраморов подбираются по цвету и ри­сунку.

Плиты и детали сопрягаются насухо с толщиной шва между ними в 1 мм с точностью ±0,5 мм. Швы заделываются гипсом, окрашенным в цвет камня.

Заливка раствором зазора между облицо­вываемой конструкцией и плитами производится слоями за несколько приемов, во избе­жание смещения плит.

Полы в храме рекомендуется выполнять из шлифованного природного камня, керамики или дерева,  допускающих мокрую уборку. Предпочтение следует отдавать камню типа доломит, хорошо впитывающего влагу, имеющего не скользкую поверхность и теплого, что особенно важно при коленоприклонениях во время богослужений.

При реконструкции храма и устройстве новых полов не рекомендуется устройство цементной стяжки, которая препятствует испарению влаги, которая может при этом концентрироваться в стенах, что приведет к появлению высолов, грибка и разрушению стен.

Мозаика

Для изготовления мозаик применяется смальта  – цветное непрозрачное стекло в виде кубиков или пластинок но можно взять и разноцветные квадратики из камня. Каждый материал имеет свои особенности. Камень не прозрачен и не светится изнутри как смальта. Смальта имеет ряд неоспоримых достоинств: это покрытие очень морозостойкое и жаропрочное, поэтому стеклянную мозаику можно применять на фасадах. Благодаря широкому выбору цветов из смальты можно создавать любые мозаичные композиции. Сегодня для изготовления мозаик чаще всего используют не чистую смальту (поскольку она весьма дорога), а ее сочетание со стеклом с добавлением авантюрина и стекла с сусальным золотом.

В современной практике используют технологию набора мозаичных композиций в условиях художественных мастерских на основу их полимерной сетки при помощи клеящих составов типа цементно-полимерного состава "КЕРАБОНД" с добавлением дисперсии "ИЗОЛАСТИК" увеличивающей пластичность клея. Готовые мозаичные композиции наклеиваются на подготовленные поверхности клеящими составами.

Основанием под римскую мозаику  служит известковый грунт, состоящий из гашеной извести (1 часть), мелкого кварцевого песка (2 части), сухого пигмента (до 20% от массы песка).

Основанием флорентийской мозаики, состоящей из подобранных по рисунку пластин шлифованного мрамора, служат асбестоцементные плиты, к которым они приклеиваются клеем.

Окрасочные работы

Перед окраской фасадов должны быть покрыты все оконные сливы, пояски, сандрики и другие выступающие архитектурные детали, закончено устройство желобов и свесов кровли.

Материалы для окрашивания фасадов должны быть долговечными. Из современных лакокрасочных материалов для этой цели используют известковые, органосиликатные (ВН-30, ОСМ-5), кремнийорганические (КО-174) эмали, перхлорвиниловые фасадные краски (ХВ-161), фасадные краски на основе хлорсульфированного по­лиэтилена (ХП-71Ф), эмульсионные казеиновые краски. Воднодисперсионные краски применять не рекомендуется в связи с их низкой атмосферостойкостью. Не следует применять также алкидно-акриловые краски с органическими пигментами, так как происходит быстрое выгорание пигментов, а покрытия притягивают пыль и быстро загряз­няются.

Традиционным является окрашивание кирпичных и оштукатурен­ных фасадов зданий храмов известковыми красками на основе маломагнезиаль­ной извести с добавкой неорганических пигментов или силикатов. По­крытия на основе известковых красок декоративны, отличаются ярко­стью цвета. Применение магнезиальной и доломитовой извести заметно снижает срок службы таких покрытий. Чтобы продлить их службу, в краски вводят парафин, алюмокалиевые квасцы, гидрофобизирующие средства или проводят дополнительную обработку поверхности гидрофобизаторами. Гидрофобизацию окрашенных известковыми красками фасадов проводят с помощью алкилсиликонатов натрия (ГКЖ-10, ГКЖ-11), полиэтилгидридсилоксана (ГКЖ-94), силазанов (174-71 бывш. К 15/3).

Окрашивание проводят по кирпичу или прочному штукатурному слою после завершения фасадных работ. При наличии дефектов после очистки поверхность штукатурки перети­рают известью (известковым тестом), смешанной, с мелкодисперсным отмытым песком в соотношении 1:1,2. Грунтом под известковые краски служит известковый мыловар, следующего состава, кг:  известь-кипелка 1,2-2,0, олифа, мыло хозяйственное 0,15-0,2, вода не более 0,025-0,3 10 л.

Для увеличения адгезии в известковые краски, содержащие большие количества пигментов, можно вводить 35—40 г/л казеина.

При окраске фасадов перхлорвиниловыми красками поверхности, в случае необходимости, шпаклюются перхлорвиниловой шпаклевкой и огрунтовываются 5%-ным перхлорвиниловым лаком.

При окраске внутренних поверхностей поливинилацетатными составами поверхности следует подготовлять так же, как и под мас­ляную окраску, с обязательной огрунтовкой перед покраской поливинилацетатной грун­товкой

Силикатная многоступенчатая окрасочная система «Кайм-Фарбен» (Германия) предназначена для наружных и внутренних работ. Широкая палитра глубоких бархатистых цветов позволяет выполнять монументальные росписи на фасадах и в интерьерах храмов, напоминающие древние фрески. Окраска может вестись по цементной штукатурке, бетонному основанию и натуральному камню. Как система, окраска может вестись с использованием «каймовских» штукатурок, грунтовок и шпаклевок, обеспечивающих высокое качество и долговечность.

Альфрейные отделки поверхностей, как правило, производятся по высококачественным ма­лярным покрытиям. Отделка поверхностей с окраской от­дельных участков (панелей, фризов, бордюров и т. п.) в различные цвета производится так, чтобы линии стыков окрашенных участков были декорированы филен­ками или багетами с соответствующим обра­зом подобранным цветовым тоном, объединяю­щим участки с различными цветовыми тонами в одно гармоническое целое.

Фресковая живопись

Фресковую роспись наносят на специаль­ную штукатурку, которую выполняют по кирпичным, каменным и бетонным поверхностям при соблюдении следующих условий:

кирпичные поверхности не должны выделять солей, кладка должна быть выполнена на известковых или смешанных растворах с применением пуццоланового портландцемента;

бетонные поверхности из обычных портландцементов без специальной их подготовки непригодны для исполь­зования под фресковую роспись из-за известковых со­лей, выделяемых во время твердения из цементных растворов. В этом случае де­лают защитную облицовку с отделением штукатурки от бетона с нанесением ее на металлическую сетку, закрепленную на каркасе, с обя­зательным образованием воздушной прослойки толщи­ной 2...3 см между бетоном и штукатуркой;

поверхности из природного камня — неплотного из­вестняка, туфа и песчаника — лучшие основания для фрески, но и они перед оштукатуриванием должны быть обработаны бучардой для более прочного сцепле­ния со штукатуркой.

Для оштукатуривания под фреску применяют известко­вые растворы с использованием воздушной строительной извести первого сорта с содержанием оксида магния не выше 3 %. Гашеную известь в тесто добавляют только после годичного ее выдерживания, а известь-пушонку после смешивания с водой до тестообразного состояния выдерживают не менее двух недель. Для особо ответственной монументальной фресковой живо­писи рекомендуется использовать наиболее чистые раз­новидности извести, получаемые обжигом белого мра­мора с содержанием углекислого кальция (СаСОз) око­ло 99...99,5 %.

Наполнителем для раствора служит промытый реч­ной песок различного зернового состава в зависимости от назначения раствора.

Стена, предназначенная для фресковой живописи, сначала покрывается известково-песчаной штукатуркой толщиной слоя 3-4 см  с шероховатой поверхностью. Следующий слой с мелкозернистым кварцевым песком, предназначенный под живопись щелочеустойчивыми пигментами на воде, накладывается на плоскость такого размера, какую можно записать за один сеанс до засыхания штукатурки. При больших размерах росписи, когда она не может быть выполнена в течение одного дня, рисунок фрески расчленяют на несколько участков. Членение делают по контурам отдельных детали композиции, стремясь к тому, чтобы шов был малозаметным, сливался с линиями рисунка. Те участки, которые не удались или не успели расписать, срезаются до нижнего слоя штукатурки с тем, чтобы возобновить операцию в следующий раз.

Золочение на лаковой основе

Этот вид отделки заключается в наклеивании на поверхность очень тонких листков чистого золота, так называемого сусального, или тонких листков, приготовленных из сплава металлов, называемого поталью.

Сусальное золото хранят в книжечках, между лис­тами которых уложены 60 листочков золота размером 72Х120 мм. Поталь укладывают также в книжечки по 100 листков в каждой размером 100Х100 или 150Х150 мм.

Сусальное золото применяют для наружных и внут­ренних отделок деревянных и металлических поверх­ностей, в том числе, крестов, глав, иконостасов и киотов; поталь — только для внутренних с обязательным покрытием бесцветным лаком, предохраняющим от потемнения.

Поверхности под золочение готовят так же, как под окраску масляными составами, но выравниванию и шли­фованию поверхностей уделяют еще больше внимания, создавая безукоризненно гладкую поверхность. Метал­лические изделия тщательно очищают от пыли, раствора и коррозии и окрашивают два раза свинцовым суриком на масле. Иногда второй раз окрашивают под цвет зо­лота, при этом рекомендуется для подцветки колера применять только золотистую охру, а не крон желтый, который очень часто является причиной потемнения позолоченной поверхности вследствие почернения крона от сероводорода. Золочение производят на масляном лаке «Мордан», который высыхает «от пыли» в течением 12 ч и сохраняет отлип не менее 24 ч.

 

 

Храмостроительство

kesler.ortox.ru

Русское деревянное зодчество. КЛЕТСКИЕ ХРАМЫ

Русское деревянное зодчество. КЛЕТСКИЕ ХРАМЫ.

В наследство от наших предков нам досталось большое количество материального наследия, в частности культовых сооружения, как проявление национальных вкусов и предпочтений. К сожалению, с появлением в 19 веке жёсткой регламентации на архитектурные типы, русское зодчество перешло на рельсы общемировых тенденций, что привело к оскуднению форм, и первыми под удар профессиональных строителей попали церкви. Высочайшим распоряжением сверху были спущены примеры типовых храмов ( большинство из них созданы были под руководством К. Тона ) , бесконечные клоны которых начали появляться на месте разрушаемых древних зданий. Так как большинство деревенских церквей были выстроены из дерева, то за 19 век в центральных губерниях России были уничтожены практически все примеры древней народной архитектуры. На их месте возводились новые, или же старые стены претерпевали такие изменения, что узнать их в обновлённом облике было поистине невозможно. Назывались такие перестройки «во благолепие». А вот северные территории подобного искоренения народных вкусов тогда избежали- там разве что обшивали срубы досками, красили в дикие цвета , рисовали фальшивые окна в странной попытке дерево выдать за камень. В советское время многие культовые постройки под руководством реставраторов приобрели свой исходный вид и радуют сейчас нас своей подлинной красотой.

Решил устроить небольшой ликбез по развитию русского деревянного народного зодчества и на примере сохранившихся храмов показать эволюцию форм и предпочтения простолюдинов. Разговор веду о русском храмостроении, хотя подобные сооружения строили и наши ближайшие соседи- карелы, вепсы, коми…..
Как выглядели храмы восточных славян до принятия христианства доподлинно неизвестно, но они безусловно существовали. Говорят об этом и косвенные признаки (так первый княжеский христианский собор Новгорода , построенный из дерева — Софийский был возведён в 989 году и простоял 60 лет, когда в 1049 году сгорел ( «Месяца марта в 4, в день суботный, сгоре святая Софея; беаша же честно устроена и украшена, 13 верхы имущи, а ту стояла святая Софея конец Пискупле улице, идеже ныне поставил Сотке церковь камену святого Бориса и Глеба над Волховом» ). Уже само описание церкви- 13 (!) глав говорит о том, что сооружение это было крупное и сложное. Трудно представить , что новгородские плотники могли срубить такое здание, не наработав к тому времени навыков возведения больших культовых построек. Косвенные доказательства оставили и летописи тех времён, так первый русский метрополит Иларион восхваляя крещение Руси рёк: «Уж не капищ сграждаем, но Христовы церкви зиждем…капища разрушишась и церкви поствляются…идоли сокрушаются и иконы святых являхуся…». А монах Иаков восхваляя св. Владимира писал: » Храмы идольские и требища всюду расопа и посече и идолы сокруши». То есть в дохристианские времена у русских были какие то молельные здания, но как они выглядели неизвестно. С сотню раз летописцы костерили капища язычников поганых, но ни одного описания и тем более рисунка до нашего времени не дошло! Всё что в наше время рисуется как языческие храмы восточных славян не более чем плод фантазии художников. Куда больше повезло славянам западным- жителям Поморья (так тогда называлась Померания — территория на границе западной Польши и восточной Германии) , ибо сохранились письменные описания их капищ («контын»- «kontyny») , сделанные немецкими путешественниками. Так епископ Дитмар в 1018 году рассказывал , что в священном лесу лютичей «стоит капище, художественно срубленное из дерева, его наружные стены украшены чудесно вырезанными изображениями богов и богинь», Отто из Бамберга видел в Щетине контыну посвященную Триглаву: «она была великолепно построена и стены её, как снаружи так и внутри, были так красиво и естественно покрыты резными изображениями людей, зверей и птиц, что казалось, будто они дышат. Очарованию способствовала раскраска этих изображений. Наружной оградой служил забор, старательно сделанный и украшенный резьбой». А датский учёный Саксо Грамматикус так же в общих словах описал контыну города Аскона: «В центре равнины находился город, в городе этом выделялось святилище, чудесно исполненное из дерева. В этом святилище не только почитали Добро, но в нём были так же изображения богов которых боялись. Наружную оболочку составляла связная конструкция (сруб?), верх был покрыт червоной краской, внутренней опорой служили четыре столба, а вместо стен (внутренних?) были повешены пышные ткани.». На основе этих описаний польский учёный Казимир Мокловский в своём труде «Sztuka ludova w Polsce» создал очень вольную графическую реконструкцию языческого храма западных славян, которую в наше время очень любят использовать иллюстраторы неоязыческих толков.
Удивительно, но о первых христианских храмах Руси известно не намного больше. Описаний их нет! Ни один русский летописец не потрудился ни рассказать как они выглядели, ни сделать зарисовок их. На помощь придут опять опять же европейские путешественники, но в периоды много более поздние. Само же зарождение русского храмостроения покрыто полным мраком. А ведь христианские церкви стояли на территории России много раньше чем произошло собственно Крещение — многочисленные христианские общины имелись во всех крупных городах. Так из летописного рассказа об убийстве Аскольда и Дира известно о существовании в 882 году двух деревянных церквей- св. Николая и св. Орины. О христианской соборной (!) церкви летопись упоминает в рассказе о договоре князя Игоря и греков: «Наутреня призва Игорь послы и приде на холмы где стояше Перун и поклодоша оружье и щиты и золото и ходи Игорь роте и мужи его и елико поганыя Руси а христьяную Русь водиша в церковь святого Ильи аже есть… се бо бе сборная церкви мнози бо быша Варязи христьяни».
Как же выглядели первые деревянные храмы, а так же те которые строились позднее, но изображений их так же не сохранилось? Вот тут и нужно достать пыльные фолиаты европейский путешественников которые оставили описания своих поездок в Московию в 17 веке- Адама Олеария и Августина Мейерберга. На многочисленных иллюстрациях прорисовано значительное количество деревянных церквей и на удивление они совпадают с храмами дошедших до наших времён. Казалось бы тогда какой смысл прибегать к книгам всяких Адамов и Августинов, но нужно держать в голове, что рисуя в середине 17 века русские поселения, встречавшиеся им по пути, эти путешественники изображали храмы построенные за 100-300 лет до момента их фиксации. То есть храмы 14 века- другой информации о тех временах у нас попросту нет!
Каким же образом сформировались первые православные храмы а Руси? От греков мы получили уже окончательно сформировавшиеся обряды с вполне определёнными частями храма, а именно алтарь, кафоликон (помещение для молящихся) и притвор. В греческих храмах каждая из этих частей имела определённый план и все они были пересажены на нашу почву для первых каменных храмов, но для дерева подобные формы были непригодны или очень сложны в изготовлении, что русские плотники увидели сразу же. Поэтому мастера взяли лишь схему плана, а церковники всегда зорко следили за соответствие ей, но не требовали точного копирования. Для молящихся требовалось сделать просторное помещение , достаточно светлое для размещения максимального количества прихожан, к кафоликону с востока примыкает алтарь, который при минимуме условий, должен вмещать в себя престол и жертвенник. Сплошные иконостасы есть творение недавних времён, а в первые века алтарь отделялся лишь небольшой преградой. И наконец притвор ( элемент который не являлся обязательным) примыкает с запада.

Вот эти части храма и получила Русь от Византии, но если для строительства первых каменных княжеских церквей призывались греческие каменных дел мастера то в деревянном строительстве заезжие зодчие ничем помочь не могли- не умели. Поэтому русские плотники и взяли на вооружение именно свои родные традиции , взяли их из гражданского зодчества, а так же культового языческого. Приёмы выработанные столетиями помогли возвести храмы новой религии. И эти русские деревянные храмы являются уникальным явлением для мировой архитектуры- они самобытны, не имеют аналогий в зодчестве других стран, они ,банально говоря, только наши.
В самом простом и распространённом варианте алтарь, кафоликон и притвор имеют прямоугольные формы- они собраны из связанных друг с другом венцов , то есть «клетей». Поэтому такие храмы и принято называть клетскими. Очень часто они имеют абсолютно непрезентабельный вид ( переделанные из амбаров часовни «амбарушки»), а даже если и выделяются от жилой постройки то лишь наличием креста. Такая обыденность конечно не могла импонировать церковному причту и посему при строительстве деревянных храмов плотники прибегали к различным способам максимально выделить религиозные сооружения. И самым простым решением было увеличение высоты. Поэтому церкви начали строить на высоком подклёте, который порой представляет из себя полноценный этаж, для увеличения вертикали скаты крыши задирали всё выше и выше, пока она совсем не перестала быть прохожей на крышу дома, а приобрела клиновидную форму ( клинчатые кровли ). Для ещё большей выразительности скатам крыш придавали излом, что бы ,с одной стороны, подальше от стен отбрасывать дождевую воду, а с другой- придавать строению ещё более торжественный и красивый вид. Что бы ещё более увеличить привлекательность на крышах делали несколько ступенчатых скатов, украшали конёк главкой или небольшой «бочкой», делали четыре ската, два клина или завершали сруб ,перекрывающей всё молельное помещение, крупной «бочкой».
До нашего времени сохранилось большое количество часовен клетского типа и несколько церквей.
*
(фотографии и текст Николай Телегин. текст написан в основном на материале монографии М. Красовского)

 

towntravel.ru

Деревянные церкви России: vasily_sergeev — LiveJournal

Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev
Categories: Русский север завораживает. Своим спокойствием и какой–то особой атмосферой. Предлагаем вам полюбоваться на северное деревянное зодчество.







pevpo 
Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук осеняя живых,
Всем миром сойдясь наши прадеды молятся
За в Бога не верящих внуков своих





"Владимирская Русь" группы "Чёрный кофе".

Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены.

Заколочено накрест окно,
Молчаливо, убого убранство,
Но зато старым стенам дано
Мерить душу с простым постоянством.

Левитан оставался один
Если кисть замирала с тоской
И тогда среди многих картин
Вдруг рождалась "Над вечным покоем"...

На холсте небольшая деталь:
Церковь старая на косогоре,
И видна необъятная даль
На былинно-бескрайнем просторе

Старорусский народный обряд,
Неподкупная гордость людская.
Деревянные церкви стоят
Это жизнь без конца и без края.

Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены.


За поправки к посту благодарю losev_reader
  • Remove all links in selection

    Remove all links in selection

    {{ bubble.options.editMode ? 'Save' : 'Insert' }}

    {{ bubble.options.editMode ? 'Save' : 'Insert' }}

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

vasily-sergeev.livejournal.com


Смотрите также

Читать далее

Контактная информация

194100 Россия, Санкт-Петербург,ул. Кантемировская, дом 7
тел/факс: (812) 295-18-02  e-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script

Строительная организация ГК «Интелтехстрой» - промышленное строительство, промышленное проектирование, реконструкция.
Карта сайта, XML.